Новости Одессы и Одесской области

«Был ужасный грохот»: наша разрушающаяся Одесса

«Был ужасный грохот»: наша разрушающаяся Одесса

«Был ужасный грохот»: именно так практически всегда начинают свой печальный рассказ жители того или иного обвалившегося дома в Одессе. Происходит это обычно в том самом историческом ареале города, который мы так ценим и любим, печально сокрушаясь по поводу того или иного обвала-завала.

У нас появился Viber канал в котором мы рассказываем о коммунальных платежах, тарифах, льготах и субсидиях. Присоединяйтесь!

Когда обвал становится статистикой

«Пройдясь» по газетным полосам «Одесской жизни» в поисках адресов за последние лет пять по этой теме, приходится констатировать: обвалы зданий в историческом ареале следуют один за другим, становясь ужасающей статистикой.

Судите сами. Март 2015. Обрушение аварийного дома на улице Ленинградской.

Май 2016. Обрушение части 3-этажного флигеля жилого дома по ул. Разумовской, 40.

Октябрь 2016. Обрушение стены двухэтажного дома по адресу Заславского, 15. Дом был признан аварийным еще в 2011 году.

Ноябрь 2016. Обрушилась стена дома по ул. Пишоновской.

Март 2017. Обрушение фасада дома на ул. Екатерининской.

Март 2017 Обрушение части жилого дома на Атамана Чепиги.

Июнь 2017. В Одессе произошло масштабное обрушение фасада гостиницы «Юность» на Французском бульваре.

Август 2017. Обрушение крыши жилого дома в Книжном переулке, 13.

Сентябрь 2017. Из-за начала строительных работ обрушилась часть здания, что находится по адресу Жуковского, 13.

Ну о «крушении по частям» дома Гоголя, ожидаемом «падении» некогда красивейшего Масонского дома в 2016-м году и говорить не приходится. Обозреть его руины даже туристы по сей день приходят.

И это, кстати, далеко не вся статистика. И, опять же, я уже не говорю о «грохающих» вниз балконах, карнизах, лепнины. Тут уже вообще не сосчитаешь…

Каждый раз, как только чуть утихает шок от очередного обвала-завала, начинается поиск ответов на вопросы: «Как, почему!?», «Кто виноват?!», «Как быть дальше?!», «Что с этим делать?!».

Как мы уже рассказывали в материале «Одесский «домогрох»: кого обвинять и что с этим делать?», своя позиция по этому вопросу есть и у архитекторов, и у общественников, и у каждого одессита. А сколько всего наслушалась я в «адрес» того или иного органа власти во время «карантинных» обвалов (а их было 4) — не передать!..

Ах, этот одесский ракушечник!

Связываюсь с и.о. начальника управления ГАСК Одесского горсовета Александром Авдеевым. Говорю и о Масонском доме, и о доме Гоголя, и о других завалах-обвалах, «домогрохах» и «рассыпающейся Одессе», о виноватых и пострадавших, о туманном будущем других старых зданий. И вот ведь что получается: каждый случай — отдельный, имеет свои «приметы», а изначально проблема «выросла» из далекого прошлого.

— Ни для кого не секрет, что практически все строения-памятники архитектуры расположены в историческом ареале нашего города. А раз так, то построены они были более 100-200 лет назад. А строительным материалом в те времена был известный наш ракушечник, добываемый в подземных карьерах. Благодаря этому мы получили исторические одесские катакомбы и красивые дома. Вот только общеизвестный факт: камень-ракушечник сохраняет свою прочность и надежность в течение 100 лет. Вот вам и объяснение огромного процента физического износа зданий, расположенных в историческом ареале города, — говорит Александр Авдеев.

Он подчеркивает еще один момент: даже проводимые капитальные ремонты фасадов зданий не в состоянии восстановить необходимую несущую способность стен из ракушечника, возведенных известными архитекторами. Еще фактор, который, по мнению Александра Авдеева, приводит к большим печалям: «проводимые недобросовестными владельцами помещений многочисленные самовольные реконструкции, со всевозможными надстройками, пристройками, перепланировками, с вмешательством в несущие и ограждающие конструкции, не придают долговечности зданиям, являющимися нашим культурным наследием».

Чем занимается ГАСК?

Теперь — конкретно о ГАСКе. Тут сразу понимаешь, что свалить все одесские «домогрохи», сколько бы их ни было, в одну кучу не получится.

Чем занимается ГАСК? Первое: проводит регистрацию разрешений на проведение строительных работ. Второе: производит проверку на объектах, где уже ведутся строительные работы.

При этом, как подчеркивает Александр Авдеев, «даже после проведенной реформы 2015 года и возвращения полномочий ГАСК в органы местного самоуправления, ставшего следствием децентрализации таких полномочий и усовершенствования градостроительного законодательства, полномочия по осуществлению контроля на объектах-памятниках архитектуры (класс последствий СС3) остались у территориальных органов Государственной архитектурно-строительной инспекции Украины».

— Реакция указанных территориальных органов (ГАСИ) на самовольное строительство в историческом ареале не всегда оперативна, и чаще всего проверки проводились с большим опозданием от начала самовольных строительных работ или вовсе по их окончанию. Как следствие: происходят разрушения памятников архитектуры, и всевозможные самовольные захваты городских территорий центральной части города, в том числе охранных зон культурного наследия городской громады, — делает акцент глава одесского ГАСКа.

В качестве примера — ситуация с обвалом в доме на Канатной, 5 (угол переулка Нахимова).

— Это яркий пример проведения бесконтрольных, самовольных строительных работ на объекте, являющемся памятником архитектуры. Результат — обрушение части дома, — говорит Александр Авдеев.

Как рассказывает глава одесского ГАСКа, управление неоднократно обращалось во все центральные органы власти с предложениями и описанием четких действий для получения максимального эффекта от проводимых реформ. Одним из них было предложение по возвращению необходимого контроля и реальных рычагов предотвращения правонарушений самовольного строительства на объектах- памятниках архитектуры.

Строим в историческом ареале

Возможно ли вообще строительство в историческом ареале?

— Возможно. Но лишь объектов, соответствующих градостроительной документации, согласованным проектным решениям и, конечно, после получения их заказчиком соответствующего разрешения на выполнения строительных работ. Для этого заказчик, в первую очередь, оформляет документы, подтверждающие право пользования или собственности земельным участком. Но вот что очень важно: до проектирования (в обязательном порядке!) проводятся соответствующие геологические изыскания с последующим составлением необходимого отчета и заключений. И сделать это может только организация, имеющая на это лицензию! На стадии проектирования, снова таки, в обязательном порядке, проектной организацией разрабатывается заключение о техническом состоянии близлежащих строений и сооружений, с указанием необходимых укрепительных мероприятий для сохранения существующей застройки. Проектирование проводится, в том числе, на основании выполненных геологических изысканий, в соответствии с генпланом и историко-архитектурным опорным планом города, с учетом технического состояния соседних строений и сооружений. Высота проектируемых строений не должны превышать в историческом ареале отметку 21,3 м. Уже после разработки проекта и его утверждения готовиться заключение экспертной организации, подтверждающее соответствие проекта всем действующим нормам и технологиям строительства, в том числе безопасное воздействия процессов строительства на ближайшие здания, — поясняет Александр Авдеев.

И еще один немаловажный момент. Во время производства строительных работ надзор за всеми технологическими процессами строительства, в том числе укрепительными работами, производит ответственное лицо за технический надзор, которое несет за это ответственность. Авторский надзор осуществляет сертифицированный проектант из состава проектной организации. В случае соблюдения утвержденных и согласованных проектных решений и технологических процессов исключается возможность аварийных ситуаций, в противном случае ответственность за это ложится на плечи лиц осуществляющих авторский и технический надзор.

Как живется старым домам рядом с новостроями?

Последние одесские «домогрохи» словно сами подсказали, что пришла пора проверить, как же живется старым домам рядом с новостроями.  Жилищно-коммунальные сервисы департамента городского хозяйства начали проведение мониторинга домов старого фонда — тех, которые «живут» поблизости с новыми, которые уже построены, строятся сейчас или только собираются строить. Поручение по этому поводу подписал исполняющий обязанности заместителя городского головы-директор департамента городского хозяйства Дмитрий Жеман. Как пояснил Дмитрий Жеман, «обрушение жилых домов по улицам Торговой и Среднефонтанской показало, что в обоих случаях по соседству были проведены или активно ведутся работы по застройке. В связи с этим мы проводим инвентаризацию ветхих домов в центральной части Одессы». Как сообщается официально, в настоящее время сотрудники ЖКС проводят визуальный осмотр домов ветхого фонда на предмет наличия трещин в несущих конструкциях. В случае их обнаружения устанавливаются «маяки», которые показывают наличие или отсутствие проблем на данном объекте.

Напомним в связи с этим, что весной 2017 года были проведены обследования 6002 жилых домов (из них 1232 в центральной исторической части города) на предмет технического состояния балконов, эркеров и других конструктивных элементов зданий. Тогда в ходе обследования были выявлены дефекты в 424 жилых домах.

Из всего услышанного я поняла одно: с каждым годом проблема обрушения домов из ракушечника будет только нарастать…

Фото автора

*Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Выскажите ваше мнение. Это важно.
avatar
500
  Подписаться  
Сообщать о
Еще по теме
Все новости

Выбор редакции
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: