Новости Одессы и Одесской области

Одесский «домогрох»: кого обвинять и что с этим делать?

Одесский «домогрох»: кого обвинять и что с этим делать?

Обрушения зданий в историческом центре, на не менее исторической Молдаванке и в прочих заветных местах города стало делом «привычным». «Домогрох» происходит то там, то сям. В ноябре прошлого года обрушился потолок в здании Нацполиции на Пушкинской, происходили обрушения части фасадов, лепки на Садовой и Нежинской. Ну а в этом году «карантинные» обрушения посыпались один за другим. И на жуткий-ужасный ковид это все не спишешь…

Жить с тревожным чемоданом

Пока стояла у завалов дома на Торговой, беседовала с одним из его жителей, который с семьей остался ни с чем, потому что бежать пришлось «в чем есть», один из одесситов невесело дал подсказу. Мол, тем, кто живет в старом (историческом!) одесском фонде, нужно быть начеку и иметь в запасе тревожный чемодан. И, кстати, пусть ни одно обрушение не закончилось смертельной статистикой, но вот это «к счастью, никто не пострадал» уже не «проходит». Потому что пострадали люди, серьезно пострадали: остались без крыши над головой и в состоянии шока.

Итак, чуть больше месяца прошло, а в городе — сразу три нешуточных обрушения: Канатная, 5, где никто не жил, Польский спуск, 9 и Торговая, 20, где люди остались без жилья, без вещей.

Каждый случай обвала, конечно, «свой собственный». Результат один: мы все чаще в последнее время наблюдаем, как здание «не выдерживает», ну а потом разбираются завалы, людей расселяют (некоторые сбегают под крышу к родственникам), судорожно ищутся ответы на вопрос, что же стало причиной. Проще говоря, кто виноват?

Кто виноват?-1

Жители дома на Торговой, 20, жители других домов в этом районе, к примеру, забили тревогу еще в период, когда старую баню, расположенную рядом с домом, который рухнул, только начали демонтировать. «Боимся за свои дома!», — писали они на горячую линию «1535» в сентябре прошлого года. Что получили? Трещину в доме, который потом стал адресом бедствия.

Ну и кто же виноват? По поводу Торговой, 20 Александр Авдеев, и.о. начальника управления ГАСК Одесского горсовета, сообщает, что «наше управление ГАСК неоднократно выходило на место для обследования вместе с ЖКС «Порто-Франковской»… Комиссией было обследовано здание… Заказчик работ — ООО «Некст Джен Девелопмент», подрядчик — ООО «РД-СТРОЙ СУ-1». При обследовании вместе с ЖКС «Порто-Франковской» любые подготовительные и строительные работы не проводились, а доступ к объекту был ограничен. Комиссия составила акт о частичном демонтаже здания, но, к сожалению, комиссионные обследования не дают возможности нам давать предписания и внедрять действенные механизмы контроля. Если бы у нас были такие полномочия, то после составления акта управление имело бы возможность проверить проект, а после этого привлечь заказчика работ к административной ответственности за отклонение от проекта подготовительных работ… Обращаю внимание, что в понятие «подготовительные работы» входит подготовка земельного участка, установление ограждения, а также снос зданий… Я неоднократно обращал внимание на ту строительную анархию, к которой приводят псевдореформаторские действия со стороны центральных органов власти, когда блокируют работы контролирующих органов».

Кто виноват?-2

«Бездеятельность и коррумпированность чиновников — вот причина очередной трагедии». Так считает архитектор Виктор Глеба (г. Киев).

– Проблема одна: у нас с 2014 года децентрализацией планомерно уничтожался надсмотр и контроль в строительстве. На сегодня этот надсмотр и контроль полностью ликвидирован. Нет органа, к которому можно апеллировать. И представителей ГАСИ в Одессе на месте обвала нет. Они считают, что они не должны там быть, потому что в законах такая чехарда прописана, что никто не понимает, кто, где должен быть. Понимают жильцы, которые полгода назад начали бить во все колокола и обращались к Одесской мэрии с просьбой разобраться, — сообщил он в эфире ГолосUA.

-Напомню, что трагедия случилась вследствие строительства по документам реконструкции существующей бани. Но надо быть идиотом, чтобы не понимать, что реконструкция бани с подземным этажом и с многоэтажной надстройкой невозможна. Потому что никакой реконструкции на самом деле нет. Если мэрия выдает документы на новое строительство, прикрываясь документами реконструкции, то такое возможно только в нашей стране, — считает архитектор.

Одесский активист Юрий Дьяченко по этому поводу пишет, что результат выходит такой: «в принципе, мы должны были реконструировать здание, но получалось только его сносить, да так удачно, что снесли и соседнее заодно… Как и предполагалось, сказали у нас нет полномочий и ГАСК, который должен контролировать, работать не может… В принципе, вообще ничего нового».

– Очень жаль, что никто не обращает внимание на ответственных за технадзор, их нужно привлекать к уголовной ответственности и наказывать в первую очередь (а не экскаваторщиков), еще и прорабов, а работы, которые они контролируют останавливать, раньше, чем завалятся дома — желательно еще самого начала работ, — пишет Юрий Дьяченко.

Далее Юрий констатирует: «Обрушившийся старинный дом — историческое здание — доходный дом Иоанна Бенетато, построенный в 1890 году. Даже если бы это был самый обычный дом, построенный не более чем 100 лет назад, все равно, опасность деформаций и обрушения надо было учитывать. Проектировщик должен был предусмотреть противоаварийные мероприятия при строительстве рядом со зданием, а до этого необходимо было сделать техзаключение о состоянии соседнего здания… Хотя о чем говорить, если с самого начала все сопровождалось обманом. В зоне риска до сих пор находится множество зданий по Пастера и Княжеской, которые уже пострадали. Представители властей также забывают, что это исторический центр города».

Будет ли в Одессе Муниципальная Академия культурного наследия?

Ага, исторический центр, та самая зона риска. Так, может, хватит ее «насиловать»? И вообще — как же быть?

Председатель ассоциации архитекторов Одессы Владимир Халин смотрит на проблему и ее решение, как говорится, глобально.

– Векторы различных институтов не способствуют реставрации исторического центра. Необходимо создавать такие институциональные механизмы и новые модели сотрудничества, при которых на эти вопросы будут убедительные ответы. Основное решение активизации исторической городской среды  находится в соблюдении принципа синергетичности, где важно не только физическое сохранение или восстановление архитектурных памятников, но и привлечение его к современной городской жизни с учетом градостроительных, социальных и экономических факторов, — сообщает он.

Но, как пишет В Халин, «реставрация ради реставрации, как это бы кощунственно не звучало, нецелесообразна и нежизнеспособна из-за недостаточности бюджетного финансирования. Городской бюджет может выдержать реставрацию одного-двух зданий в год, например, таких как архиважные памятники архитектуры  как  Воронцовский Дворец или Дом Руссова. При наличии в Одессе более 700 зданий памятников архитектуры и 4-х тысяч исторических зданий, такой подход ведет в энтропии — они распадутся на атомы скорее, чем до них дойдет очередь.  Существующий физический износ исторических зданий подталкивает на скороспелые решения, некоторые из них похожи на покраску ногтей при гангрене. Необходимо разрабатывать новые модели государственно частного партнерства (ГЧП), переосмысливать функциональное назначение некоторых зданий. Предлагать бизнесу вкладывать средства в исторический центр на взаимовыгодных условиях. При этом проекты реставрации должны быть сбалансированы так, чтобы стать выгодными для обеих сторон — и публичной, и частной».

Для этого, как сообщает В. Халин, Ассоциация архитекторов Одессы предлагает создать Муниципальную Академию культурного наследия.

– Естественно, что предложенные задачи не решаются моментально, создание подобного институционального механизма потребует времени, но может, стоит все-таки попытаться, — предлагает В.Халин.

«Кто следующий?»

Да, конечно… Между тем, недавнее обрушение на Торговой, предыдущие одесские «грохи» вылились в океане обсуждений на эту тему в соцсетях в один общий вопрос, звучащий не менее жутковато: «Кто следующий?!».

– Кто следующий? Эгегей! Говностроители и их поддерживающие, которые планируют уже начать стройку во дворе МАЛОЙ АРНАУТСКОЙ 46 А! Ублюдки! Вам не страшно брать на себя такое?!!!, — это крик души одесситки Полины Блиндер.

– Трещины в стене дома. Пастера, 64. Как думаете, какой дом обрушится следующий? А наши городские власти ни на что не способны! Предупреждение как обычно проигнорируют!, — пишет краевед Дмитрий Жданов и помещает фото с ужасающей трещиной.

Одесситка Виктория Вика сообщает о еще одном адресе — потенциальном «домогрохе» на ул. Запорожской, 19: «Дом был признан аварийным в результате соседней стройки»…

Ох, сколько еще таких адресов! Или, может, пронесет?.. Или таки появится надсмотр и контроль?..

Фото и скриншоты автора, Дмитрия Жданова, из открытых источников.

*Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

У нас появился Viber канал в котором мы рассказываем о коммунальных платежах, тарифах, льготах и субсидиях. Присоединяйтесь!
Выскажите ваше мнение. Это важно.
avatar
500
  Подписаться  
Сообщать о
Еще по теме
Все новости
Выбор редакции

Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: