fbpx
Новости Одессы и Одесской области

Субъективные заметки: власть безвластия в Одессе, или незамеченный аспект “лечебной войны”

Субъективные заметки: власть безвластия в Одессе, или незамеченный аспект “лечебной войны”

О противостоянии в Одесском медицинском университете писали немало. Навешивая ярлыки, стороны беспощадно клеймили друг друга. Тлевший до поры, до времени конфликт стал настолько многослойным, что его анализ с многочисленными коллизиями и выкладками занял бы немало газетных страниц. И я коснусь одного лишь аспекта — нравственного, почему-то не замеченного прессой.

Чушь с умным видом

…Молодой врач, мельком взглянув на результаты анализа, объявила резюме. И в приступе собственной значимости принялась развешивать передо мной цветистые гирлянды умозаключений.

В них не было ничего общего с болезнью жены, прикованной к постели онкологией. Но доктор уверенно рисовала воображаемые картины. Не видя больную, не пытаясь даже заглянуть в исследования, не оставившие надежды.

Возможно, также бездумно выносила свои вердикты и другим. И если так, я ее пациентам не завидую.

…Крепыша огорошили в больнице опасным диагнозом. Положили в палату и назначили операцию. Но он сбежал. И тогда, когда должен был лежать под наркозом на операционном столе, забил на футбольном поле гол.

Мнимость той «угрозы» показало время. «Больной» вспоминал о ней со смехом, а я слушал и не удивлялся. В этой же больнице и у меня «нашли» некую хворь, какой не было и в помине.

А прозевай врач опасность реальную, пациент может стать не только инвалидом, но и покойником.

Вот и хорошему моему знакомому после удачной операции, похоже, ничего не угрожало. Однако умер — после укола. Несмотря на строгое предупреждение, написанное поверх медицинской книжки больного. Это лекарство вводить ему было нельзя.

После операций в Одесской области умирают втрое больше, чем, например, в Винницкой. И ежегодно врачебные ошибки в нашей стране лишают жизни более десяти тысяч человек.

Разумеется, ошибки эти подчас идут рука об руку не только с профессиональным невежеством, но и равнодушием. А на печальную статистику доктор может и своеобразно повлиять. Скажем, выдать за доллары фальшивую справку о смерти. И вот уже «покойную» хоронят камнями в гробу, чтобы муж получил весьма солидную страховку за рубежом. Когда такая «смерть» стала поводом для моего журналистского расследования, я поразился легкости, с какой прошла у медиков эта «операция».

Говорят, раньше люди учились, чтоб совершенствовать себя, а теперь — удивлять других. Но разве удивлять — так?

Почему в нашей медицине забывают об обычной порядочности, профессиональной этике, а то и законе?

Корни этой беды, понятно, уходят и в альма-матер, где учат уму-разуму поклонников Панацеи — древнегреческой богини, лечившей от всего. И один из ответов на нелегкое «почему» в том, ну, а сами-то наставники — каковы?

Врачи или…?

Есть ли другой ВУЗ, где бы в последнее время обливали друг друга грязью также смачно, как в Одесском медунивере? Да и вокруг него нагнетали напряжение: гражданские активисты на критические стрелы в адрес ректора не скупились. И летом 18-го года последовал приказ тогдашней исполняющей обязанности министра Ульяны Супрун — об увольнении Валерия Запорожана. Той осенью предстояли ректорские выборы, и у Валерия Николаевича были хорошие шансы преодолеть на обжитой должности, в новой уже каденции, четвертьвековой барьер.

Разумеется, руководителя выбирают в самом ВУЗе, а в Министерстве с ним заключают контракт. И приказ был показательным: с господином Запорожаном госпожа Супрун дело иметь не хочет. Тем более что несколькими месяцами раньше она отстранила ректора от должности в связи с полицейским протоколом о коррупции.

Да и вообще в чем только ни обвиняли Валерия Запорожана! Ну, разве что о невинных младенцах не вспомнили, мол, пьет их кровь. Но сравним эти обвинения с приказом об увольнении. Там — лишь одноразовое грубое нарушение. И то — какое? Министерскую комиссию, приехавшую «копать» под руководителя ВУЗа, в университете не допустили к работе. Впрочем, она все же «копала» потом. И нарушения, разумеется, нашла.

Не правда ли, картина знакомая — за компроматом дело не станет. Система сложена так, что можно его отыскать. Если есть политическая воля.

С политической волей Ульяна Супрун в министерство и пришла — под флагом борьбы с коррупцией, которая, как известно, подкуп чиновника. Нечисти этой у нас — хоть отбавляй. Нехорошие разговоры и об Одесском медунивере ходили. Однако уволили ректора, как мы знаем, совсем за другое. Выходит, коррупции не было? Или на чистую воду ее не вывели?

При этом, Валерий Запорожан, считая свое увольнение незаконным, обратился в суд, который вот уже более полутора лет все не разберется с ним. И пока неторопливая наша Фемида решала, как должно по закону быть, и не только в этой, но и в других, связанных с ВУЗом историях, взаимная ненависть «запорожанцев» и «супруновцев» все набухала.

Вникая в документы, встречаясь с людьми по обе стороны затяжного конфликта, я удивлялся. Не только противоречивой трактовке одних и тех же фактов, но и уничижительным характеристикам, которыми щедро «награждали» друг друга. При том, что «война» развела по враждующим лагерям и тех, кого прежде связывала дружба.

В свое время, читая «Кафедру», и «Акушер-ХА!» я отмечал для себя циничную изнанку белых халатов. Автор книг Татьяна Соломатина, кандидат медицинских наук, можно сказать, «выросла» в Одесском медине. И подчас рисовала коллег беспощадно. При этом довольно точно — по мнению тех, кто в курсе дела.

С едкими теми страницами мне должно было бы быть понятней, какого рода докторов растят наставники. Но все же представлялись дикостью все эти штурмы-захваты. Как и парни в «балаклавах». Как и распыление огнетушителя в лицо. Как и хроническая задержка стипендий и зарплат. Да разве все перечислишь?

Разнесенное во времени, все это походило на затяжную «войну». И одесский медунивер, казалось, для Министерства — крепкий орешек. А вот раскололи — и открылось…

…На скользкие темы со мной старались не говорить. Видимо, с утечкой «неправильной» инфы у них строго. Я понимал, что опасались: «подставлю», приведя в публикации их слова. Те, что в «лагере», к которому принадлежат, озвучивать не принято. Поди знай, что у меня на уме.

А «на уме» сожаление — о крепостной их зависимости. Но, похоже, в универе так свыклись с ней, что и не замечают.

Борьба единств

Я храню альбом довоенного выпуска одесского медина. С фото и отец, и его друзья по институту глядят. Некоторых знал. Толковые были врачи и приличные люди.

А те, кто знали профессора Михаила Ясиновского, отмечали, что человеческие его свойства врастали в профессию, и наоборот. Как и у ректора Сергея Корхова, как и академика Бориса Резника. Жаль, нет их в живых.

Но какие ориентиры у студента сегодняшнего? Насколько они, ориентиры эти, к порядочности близки?

«Берут деньги за все: за поступление, за прохождение сессии и экзаменов, за распределение в интернатуру, устраивают махинации с льготниками-абитуриентами, отчисляют иностранных студентов, которые не хотят платить за каждый чих», писала Думская.нет («Битва за медин» 24 июня 2019 года).

А вот бывший ректор Валерий Запорожан коррупцию в университете отрицает начисто.

Есть она там или нет должны, разумеется, разобраться правоохранители. А я, повторю, рассматриваю моральный аспект. Что позволяет себе врач — это не о деньгах, о нравственности. И если он непорядочен, берегись, пациент!

Но вернемся к противостоянию, которое, надеялись, быстро «разрулит» новая власть. Этой надежды она не оправдала. Нынешние руководители министерства, похоже, попросту хотят замирить стороны — с помощью нейтральной фигуры, что ректорские выборы проведет. Однако как найти того, кто бы устроил всех?

Злые языки судачат, что ректорская должность может финансовым своим размахом прельстить. Уж не знаю, кого что манит. Но не секрет, что бюджет Национального Одесского медуниверситета превышает миллиард гривен — цифру называли в прессе.

…Один из моих собеседников посоветовал относиться к врачебной «войне» философски. Мол, известно же — единство и борьба противоположностей.

Однако мне представляется — не столько противоположностей борьба, сколько единств: ученые доктора с равным ожесточением воюют между собой, а по сути — с медициной. Той, настоящей, которая нам нужна. И похоже, в университете своем они ее побеждают.

P.S. Когда готовилась публикация, стало известно, что Министерство отменило приказ об увольнении ректора В.Запорожана за грубое нарушение. И тут же  уволило его в связи с истечением срока контракта.

… Без комметариев.

Фото: usionline.com

*Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

У нас появился Viber  канал в котором мы рассказываем о коммунальных платежах, тарифах, льготах и субсидиях. Присоединяйтесь!

Выскажите ваше мнение. Это важно.
avatar
500
  Подписаться  
Сообщать о
Еще по теме
Все новости
Выбор редакции

У нас появился Viber  канал в котором мы рассказываем о коммунальных платежах, тарифах, льготах и субсидиях. Присоединяйтесь!

Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: