Новости Одессы и Одесской области

Спасались в могиле на кладбище и хоронили изнасилованных: рассказ беженцев с Донбасса

Спасались в могиле на кладбище и хоронили изнасилованных: рассказ беженцев с Донбасса

«Одесская жизнь» продолжает публиковать свидетельства украинцев, сумевших спастись с оккупированных территорий. В этот раз об ужасах, которые творили россияне, нам рассказали работники ритуальной службы.

В первые дни войны русские войска зашли в город Старомлиновка Донецкой области. В настоящее время территория остается под российской оккупацией.
С первых дней войны наработанный годами бизнес местных предпринимателей понес большие потери, а впоследствии вообще прекратил существование. Актуальное дело во все времена, ритуальные услуги, также не выдержало рашистского нашествия.
Как работал похоронный бизнес под оккупацией, рассказали предприниматель Николай Власенко и его рабочий Игорь Бондарь.
(Имена, фамилии и название города, где происходили описанные в статье события, изменены по просьбе героев публикации. По той причине, что в оккупации до сих пор остаются их родные и нужно сохранить их жизнь).

Мертвых хоронили как можно скорее, рискуя жизнью живых, без отпевания и родственников

Владелец одного из местных бюро ритуальных услуг Николай Власенко рассказал, что в первые дни войны, как только вражеские войска вошли в город, исчезла мобильная связь. Ему все время приходилось дежурить на рабочем месте. Или он оставлял записку со своим адресом, куда могли обратиться люди по поводу захоронений.

Было сложно предоставлять обычные услуги ранее. Некоторые заказы не удавалось выполнить своевременно из-за постоянных обстрелов в городе, перемещения военной техники и присутствия вооруженных солдат на улицах.

Когда появлялась мобильная связь, стало легче координировать работу. Но начались другие проблемы. Отношение кафиров, вмешивавшихся в любые дела местного населения, в том числе и в погребение, с каждым днем менялось к худшему. Все более тщательно оккупанты проводили обыски людей и автотранспорта. Каждое погребение со временем несло в себе риск для жизни.

Когда город накрывал градами, ребята прятались в вырытую для покойного яму

Несколько раз, во время рабочего процесса, мы становились свидетелями того, как город накрывал градами. Обстрелы велись в нескольких сотнях метров от нас. В этот момент ребята прятались в вырытую для покойного яму.

Погребения проводились как можно быстро, без отпевания, без присутствия родственников и других традиционных ритуалов. Священнослужители выехали из города раньше», – рассказал Николай Власенко.

По его словам, морг оккупанты закрыли. Провести опознание умершего стало невозможно. Никто не мог выдать документы на захоронения, подтверждающие личность покойного. Приходилось проводить захоронения вне закона и правил без документов о смерти. Далее сотрудники ритуального бюро начали работать как волонтеры – многих приходилось обслуживать бесплатно или за те деньги, которые люди могли дать.

По словам владельцев ритуальной службы, умерших каждый день становилось больше. Приходилось хоронить и погибших от пуль, обломков, попавших под артобстрел, или замученных российскими военными.

«Был случай, – говорит Николай Власенко, – когда ко мне обратились с просьбой похоронить мужчину, тело которого пролежало под открытым небом несколько дней. Оказалось, что молодого человека просто расстреляли, ни за что».

Молодых людей, погибших насильственной смертью, было гораздо больше, чем умерших естественным образом.

Кроме нас в городе продолжали работать другие ритуалки. Но и того, что мы увидели своими глазами, хватило, чтобы понять, что это не конец русским зверствам. Проработали в оккупации почти два месяца и больше не выдержали», – рассказал бизнесмен.

оккупанты требовали скрывать их отвратительные преступления, запугивали расправой с семьей

Николай Власенко говорит, что каждый день и ночью он с семью, вместе с другими жителями города, переживали ужасные обстрелы. Это плохо отразилось на психике его маленьких детей. Было такое, что во время обстрелов ему приходилось ложиться на детей, чтобы защитить их своим телом от обломков.

«Все чаще русские солдаты наведывались ко мне домой, – рассказывает он. – Я понимал, что не смогу наблюдать как уничтожают наших горожан, среди которых большинство знакомых людей. Понимал, что дальнейшая работа на оккупированной территории предполагала сотрудничество с врагом, чего я не предпочитал всем сердцем. Семьей решили ехать на подконтрольную Украине территорию.

оккупанты отжали автомобиль, от обстрелов пострадало и офисное помещение

Предприниматель говорит, что с вторжением русских войск любой бизнес на территории города умер. Работал только ритуальный. Но и его разрушили, когда отжали автомобили. Без транспорта совершать погребение стало невозможно. оккупанты отобрали все. Из-за обстрелов пострадало и здание его предприятия.

«Насколько мне известно, кто-то из конкурентов остался в городе и продолжает работать по сей день. Для меня же дальнейший труд возможен исключительно при условии полного освобождения территорий. Восстановить и отстроить можно все, главное дождаться победы», — уверен Николай Власенко.

Стали свидетелями ужасающих смертей. Мы вынуждены были делать то, что требовали орки

Из-за оккупации города все предприятия в городе остановились. Завод, на котором работал, Игорь Бондарь, тоже пострадал. Он вынужден был искать какую-то подработку и пошел работать к знакомому, владельцу похоронного бюро.

В наши обязанности работников ритуального бюро входило рытье ямы, перевозка и погребение покойников.

Первые несколько дней хоронили людей, умерших собственной смертью. Но вскоре стали появляться ужасающие случаи. Пришлось хоронить людей, умерших в результате насильственных действий кафиров.

«В таких случаях мы вынуждены были делать то, что требовал «заказчик», – говорит Игорь Бондарь. Однажды под дулами автоматов на предприятие приехали российские солдаты на БТРе и «попросили» нас похоронить двух покойников. оккупанты сказали, что они какие-то алкаши. Как выяснилось, это были простые жители нашего города.

Когда мы увидели их тела, у них был огнестрел, множество гематом на теле. Это были люди молодого возраста, мужчина и женщина, которые перед смертью наверняка подверглись издевательствам сексуального характера. Все происходящее там не укладывается в понимание реальности. Я не могу рассказать обо всех подробностях, потому что они ужасны».

В скорейшем похоронах этих людей, оккупанты были заинтересованы. Они сопровождали работников на место и ждали, пока те не закончат погребение. Сделать фотофиксацию этих трупов было невозможно. Но пришлось наглядеться на ужасные картины, которые не встречешь из памяти.

Тело мужчины нашли прямо по обе стороны дороги где он пролежал неизвестно сколько дней

Другой случай, когда пришлось хоронить беженца, проживавшего несколько недель в нашем городе. Его тело нашли прямо по обе стороны дороги, где он пролежал неизвестно сколько дней. По словам Игоря Бондаря, все расходы на погребение этого покойного взял на себя руководитель похоронного бюро.

По такому же принципу приходилось хоронить одиноких пенсионеров. Чьи дети, например, уехали. В таком случае соседи умершего обращались в бюро и его работники проводили похороны.

«Знаю о случаях, когда люди, которые не имели денег чтобы оплатить погребение, делали самозахоронение. Родственники покойного закапывали тела прямо во дворах.

Еще одну смерть, свидетелем которой я стал, мне не забыть никогда. Сразу двух молодых женщин убило взрывной волной. Девушки как раз отошли от дома в поисках мобильной связи, когда неподалеку прогремел взрыв. Их задело… Я лично знал девушек, у них остались осиротевшие дети», — говорит Игорь Бондарь.

Жили в атмосфере депрессии, отчаяния и скорби

Атмосфера депрессии, отчаяния и печали витала в воздухе. Помочь этому никто не мог. В ритуальном бюро работали, так сказать, на автомате, пытаясь отстраниться от реальности. Но невозможно было избавиться от ощущения беспомощности и безысходности.

«В мои обязанности входил визит в морг пока заведение работало. Еще та картина. На месте находилось много тел. Они были всюду, лежали прямо на полу. Среди гражданских умерших были убиты русские военные. Сначала оккупанты разрешали нам заходить в морг, через некоторое время, когда прошла ротация, запретили. Тела усопших выносили на порог в мешках. Их выдавали родным. Иногда не разрешали забрать несколько дней. С чем это связано, не знаю. В кладбище везли бусом. Гроб на фирме тогда еще был налицо.

Как-то мы были на кладбище и копали яму, внезапно начался обстрел из тяжелого оружия. Над нами летели грады, кассетные снаряды. Пришлось прыгать в выкопанную яму и прятаться от обстрелов в ней», – рассказал работник ритуальной службы.

Разбиты дома, сгоревшие автомобили и убитые мирные жители

Кроме похорон сотрудники похоронного бюро пытались помогать людям, пострадавшим от обстрелов. Один местный бизнесмен мгновенно потерял дом, бизнес и имущество. Его дом взорвали ракетой. Все сгорело, но жители уцелели, потому что вовремя скрылись в подвале. От взрывной волны пострадали соседние дома. Ему помогали перевозить остатки уцелевших после взрыва вещей.

«Работали, согласно введенному решистами комендантскому часу, – рассказывает Игорь Бондарь, – Когда работа затягивалась допоздна, рисковал не успеть вернуться домой. К сожалению, мужчину, работавшего в другой ритуальной фирме, застрелили, когда тот возвращался с работы позже начала комендантского часа».

По словам мужчины, орки оказывали на горожан и психологическое давление: говорили, что их обстреливают украинские военные, а российские войска защищают.

Живя на оккупированной территории, рискуешь жизнью постоянно, не важно, чем ты занимаешься. Но его сотрудники и он сам не смотрели на опасность, пытались, пока были в состоянии, делать свое дело.

Но давление кафиров постоянно усиливалось. Если первые недели на блокпостах процессоры пропускали без обысков, то чем дальше, тем требования становились все жестче. Проверяли документы, телефоны, рабочий автомобиль, раздевали, осматривали.

«Мы понимали, что в дальнейшем имели бы и другие «заказы» от этих изуверов. Решили покинуть дом, город и выехали на подконтрольную Украине территорию», – так завершил свой рассказ Игорь Бондарь.

Общалась Власть ДНЕПРОВСКАЯ

Фото: BBC


Эта публикация осуществлена при поддержке Ассоциации «Независимые региональные издатели Украины» в рамках реализации грантового проекта The Women in News из WAN-IFRA. Мнения авторов не обязательно совпадают с официальной позицией партнеров.

лого Ассоциации Независимые региональные издатели Украины

Логотип2


Читайте также:

Актуальная информация ЗА Одессу в нашем Telegram канале! Новости, фоторепортажи и исторические факты про Одессу.
Читайте нас в Viber! На канале «Коммуналка» рассказываем о коммунальных платежах, тарифах, льготах и субсидиях.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Выскажите ваше мнение. Это важно.
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Еще по теме
Все новости
Выбор редакции
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: