fbpx

Новости Одессы и Одесской области

Одесситы за границей. Жизнь под парусом: Алексей Соляник девять лет живет на тримаране

Одесситы за границей. Жизнь под парусом: Алексей Соляник девять лет живет на тримаране

Казалось, что море дано ему от рождения — сын легендарного одесского капитана, он с семи лет начал постигать яхтенное дело. Но свое призвание нашел в математике, потом занялся бизнесом, а в 2006 стал вице-мэром Одессы. Пробыл на посту почти год, и вдруг понял, что больше не может и вернулся к любимым яхтам. А спустя еще четыре года, в 47 лет, изменил жизнь на 180 градусов. С тех пор его зовут Gulf Streamer, так же как и его тримаран.

Яхты, математика, бизнес, чиновничество и снова яхты

В семь лет меня привел в яхт клуб мой дед, тоже яхтсмен. Первой моей яхтой был швертбот «Кадет», потом я перешел на класс лодок «ОК», потом гонялся на «Финне», в 1978 году стал мастером спорта. Потом на «Солинге» ходил, на «Торнадо» и на четвертьтоннике. В определенный момент мой научный руководитель поставила меня перед выбором – спорт или наука. Выбрал науку и стал математиком, а паруса оставил для удовольствия. Диссертацию защищал в Москве в Математическом Институте АН СССР. Но в 90-е, когда моя зарплата доцента стала порядка $10, я ушел. Тогда все коллеги разъехались кто куда: в Польшу, США, Германию, Беларусь. А я остался в Украине, но стал заниматься бизнесом.

Тримаран «Гольфстрим». На нем живет и путешествует Алексей Соляник

Мое последнее место работы – заместитель мэра Одессы при Гурвице. Были идеи по строительству в Одессе новой ТЭЦ, развитию инфраструктуры города, реорганизации коммунальных предприятий теплоснабжения. Но все мои начинания проваливали депутаты, а деньги, которые планировались на инфраструктурные изменения, ушли в песок в буквальном смысле – на них намыли новые пляжи. В той обстановке что-то сделать для города было невозможно. В определенный момент мне все надоело, написал заявление по собственному желанию и через пару месяцев улетел в Афины, где стоял мой тримаран.

Место жительства — яхта

Кто-то живет в автомобилях, кто-то в загородных домах, кто-то в высотках, а кто-то в палатках на природе. Мое место жительства – яхта.

В море мне очень комфортно. Гораздо комфортнее, чем в многоэтажке или частном доме. Утром встал, и сразу можно прыгнуть в воду и поплавать. Не надо ехать в спортзал, стоять в пробках, вытираться, одеваться. Если нужно в супермаркет — взял тузика (резиновая лодка на яхте – прим. автора), сходил на берег, купил продукты, вернулся назад.
Самое главное — море дает свободу. Например, стоишь где-то на Сицилии. Думаешь, а чего бы мне во Францию не пойти, а заодно и на Стромболи не зайти? Поднял якорь и в путь.

Я люблю уходить ночью, под звездами. Взял себе рому, выпил и полетели. Идешь вдоль берега, любуясь видами. Зашел на Стромболи, посмотрел как вулкан извергается, зашел в Италию — вина купил.

Особенности жизни на тримаране: нет горячей воды и холодильника, но есть свобода

Для меня ничего лучше, чем тримаран не существует. Это идеальная яхта для того, чтобы жить одному. С семьей здесь уже не так комфортно — нет душевой, горячей воды и холодильника. Но очень удобное и простое управление. Вот – штурвал, вот – лебедки, до которых ты можешь дотянуться рукой. Я бы не отказался от большего тримарана, если бы мне его кто-то подарил. Купить я себе такой не могу: такой тримаран стоит более 3 миллионов евро. Но мой «Гольфстрим» вполне еще держится, хотя он 1974 года, а это большой срок для яхты. Он удивительно крепкий. У меня за десять лет разное было: как-то я заснул, а проснулся, когда уже скакал по скалам на скорости 10 узлов. И корпусу ничего не было, лишь пара царапин!

Одиночный переход Атлантики: ни разу не встретил ни корабля, ни даже дельфина


Это был 2015-й год, я был на Мальте и вдруг подумал: «Чего я тут стою? Скоро будет холодно и дождь. А где-то, на другой половинке Земли, сейчас весна. И почему бы мне туда не пойти?» Снялся с якоря, пошел до Гибралтара, подождал северо-восточные ветра и спустился вдоль Марокко. К весне пришел на Канары. Из Лас-Пальмаса двинул на острова Зеленого мыса и оттуда до Барбадоса.

В какой-то момент понимаешь, что ты совершенно один. Это — мистическое чувство

Идти одному – это непередаваемое чувство: Атлантический океан вокруг, ты идешь под парусами, над головой звезды, до одного берега тысячу миль и до второго берега тысячу миль. Я ни разу не встретил ни корабля, ни даже дельфина, только птиц. В какой-то момент понимаешь, что ты совершенно один. Это — мистическое чувство, его невозможно ни с чем сравнить. Если бы на яхте был кто-то еще, пусть даже он спал, ощущения были бы совсем другими. В таком случае ты понимаешь, что кто-то рядом есть. А тут все твое — и небо, и океан.

Рассвет на Канарских островах

О личной жизни

У меня в Украине трое детей: две дочери и сын. Старшая дочь взрослая, у нее уже своя семья и двое детей. Она меня понимает и поддерживает. Моей старшей внучке Даше сейчас 4 года. Один раз, когда мы смотрели мультфильм «Моана», она повернулась ко мне и говорит: «Мы — мореплаватели!»

Алексей Соляник с внучками

Сейчас у меня бывают девушки, с которыми я достаточно долго вместе хожу, а потом они исчезают — возвращаются на берег, не выдерживают такую жизнь. Есть удивительные семьи, которые вместе живут на яхтах годами, рожают детей. Но для этого должна быть комфортная яхта, не такая, как моя.

Таких одиночек как я, встречал немного. Одиночки, они или очень странные люди, к которым я себя не отношу, или те, кто ставят рекорды. Чаще все же живут парами. Особенно часто встречаю пенсионеров — 70-80 лет и даже под 90 лет. За всю жизнь они скопили на яхточку за $30-40 тысяч, сдают дом, а за счет этих денег могут путешествовать. Ходят они не много, ставят яхту на якоре на Карибах и живут там в хорошем климате. Иногда заглядывают в Мексику или Венесуэлу, путешествуют по Средиземке с ранней весны до осени.

Дауншифтер? Наоборот, сейчас я работаю больше, чем когда-либо раньше

Я математик и сейчас мне удается работать больше, чем когда-либо раньше. Бизнес и политика мне мешали, а теперь я только математикой и занимаюсь. Я — профессор Одесского политехнического университета. Решаю задачи, исследую вопросы динамических систем. У меня с собой всегда есть компьютер, пишу статьи, отправляю их в журналы, участвую в международных конференциях.

Я не считаю, что снизил обороты. Например, свою самую лучшую теорему я доказал три года назад на Карибах

В 2015 году в институте Анри Пуанкаре в Париже делал доклад по хаотическим явлениям в динамике. В 2016 году доказал хорошую теорему, в 2017 — поехал на конференцию по теории аппроксимации в Саванну, штат Джорджиа. Потом меня пригласили в университет Бэйлор в штате Техас.

Я не считаю, что я снизил обороты. Наоборот — увеличил. Например, самую лучшую теорему я доказал три года назад на Карибах. Я точно знаю, что она самая лучшая. Усилия я затратил колоссальные, у меня даже глаз воспалился тогда, ночами работал. Поэтому никакого дауншифтинга нет. Жизнь стала гораздо интересней — это точно.

На Карибах в 2017 году

Многие считают что вести такой образ жизни – дорого. Мне, например, достаточно 500 евро в месяц. В основном это расходы на питание, дизель и бензин для тузика.

Анархист и противник формальностей: считаю визы пережитком прошлого

Считаю визы пережитком прошлого. Понятно, что есть люди, которые считают, что визы нужны – это, например, иммиграционные службы. Конечно, я не возражаю, чтобы меня проверили на наркотики на борту. Но причем тут виза? Я вообще считаю, что их надо отменить. Сейчас у меня биометрический паспорт и с ним легче.

Считаю визы пережитком прошлого

На Западе к этому гораздо проще относятся. Даже самые «сложные» греки все равно относятся лучше к отсутствию некоторых документов, чем наши. У меня за десять лет штук десять было проверок и все. У нас же до сих пор похоже самая отвратительная в мире бюрократическая система.

Остров Лансароте Канары

На Гренаде у меня была забавная история. Я только пришел после перехода Атлантики, и у меня не было денег. А нужно платить за визу и за разрешение ходить в этих водах. Подошел катер береговой охраны, офицер спрашивает: «А когда будут?» Я говорю, как будут, так занесу. Он еще через три дня пришел, потом еще через неделю и уже не один. Ругаются. Я им говорю: «У вас есть три варианта. Первый — вы меня сажаете в тюрьму, что мне в принципе подходит, вы же меня там кормить будете. Второй — я снимаюсь с якоря и ухожу. Третий вариант — вы ждете и получаете деньги». Но они не отступают. Тогда я в документах нахожу почтовую марку Гренады, на которой изображен мой «Гольфстрим» (у тримарана «Гольфстрим» отдельная уникальная история- прим. автора). Я им говорю: «Смотрите, ваша страна выпустила почтовую марку с изображением моей яхты, а вы не можете подождать пару дней?» Они засмеялись. А на следующий день пришли деньги и я заплатил за стоянку.

Почтовая марка Гренады с изображением тримарана «Гольфстрим»

Жить свою жизнь: если бы начинал все заново, поступил бы точно также

Мне кажется, у каждого человека всегда есть дебиторы и кредиторы. Кому-то ты что-то должен, кто-то должен тебе, и это не обязательно деньги, могут быть, например, семейные обязательства или незавершенные проекты. И ты думаешь: «Вот сейчас это закончу, с этими рассчитаюсь, сын окончит институт, а вот тогда, все брошу и заживу». Но что-то не вижу тех, которые так делают. Просто в определенный момент надо отрезать по-живому. Конечно, это больно.

Для чего ты живешь? Это — первый вопрос, который нужно себе задать

У вас останутся не исполненные «задолженности» и обязательства. Какие-то проекты не удастся завершить, семье вы будете уделять меньше внимания. Но, хорошо это или плохо, вы начали новую жизнь. Некоторые говорят: мы так не можем. Я так смог. Если бы я заново все начал, поступил бы точно также.

Нужно уметь менять свою жизнь. Для чего ты живешь? Это — первый вопрос, который нужно себе задать. Обычно мы откладываем его на потом. Мы хорошо решаем текущие задачи: этого достичь, что-то достроить, отремонтировать, а на глобальные  нас почти никогда не хватает.


Тримаран “Гольфстрим” в Одесском яхтклубе

Тримаран «Гольфстрим» или Gulf Streamer, 60 футов в длину, был построен в 1974 году в США по проекту Дика Нэвика. 27 апреля 1976 года в северной Атлантике он перевернулся, экипаж покинул судно. Тримаран был найден в Атлантическом океане через три месяца советским судном. Его доставили в Одессу в Черноморский яхт-клуб ДСО «Водник». Приобретен Алексеем Соляником у частного владельца в 2005 году. Сейчас «Гольфстрим» ходит под украинским флагом, а Алексей Соляник собирается участвовать на нем в одиночной гонке через Атлантический океан “Route du Rhum” в 2022 году.

Фото предоставлены героем материала 

*Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

3 комментарии

3
Выскажите ваше мнение. Это важно.

avatar
500
  Подписаться  
Сообщать о
гость
Гость
гость

я плакаль. много видатьнатырил, раз живет на яхте.

Светлана
Гость
Светлана

Я ВОСХИЩЕНА!!! СУПЕР!!! И НЕМНОГО ЗАВИДУЮ.

Sergey
Гость
Sergey

Очень хорошо помню этот тримаран,наш собачий пляж рядом с яхтклубом и мы там мальчишками часто бывали,ловили ставриду и наблюдали за яхтами , в том числе и за ним-приятно что яхта попала в надежные проффесиональные руки и находится на плаву Попутного ветра и да сохранит судьба……..

Еще по теме

Все новости

Выбор редакции

Загрузка...

Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: