Новости Одессы и Одесской области

Дневник переселенца: «Мы не знали, будет ли у нас завтра»

Дневник переселенца: «Мы не знали, будет ли у нас завтра»

Редакция «Одесской жизни» продолжает публиковать серию историй одесситов и граждан Украины, которым из-за войны пришлось бежать в другую страну.

Все эти истории очень разные — какие-то закончились хеппи-эндом, а какие-то еще ждут своего счастливого конца. Как люди отреагировать на войну, почему они решили уехать, с какими сложностями с толкнулись на своем пути и как их приняли на чужбине — читайте в «Одесской жизни», все из первых уст.

Ольга Филина, 22 года: «Мы не знали, будет ли у нас завтра»

Перед всем этим ужасом, я планировала путешествие в Польшу. И как раз в вечер 23 февраля купила себе билет в Познань. Обычно я ложусь спать поздно, и сидя на кухне примерно в 00.30 я услышала самолет. Это был не пассажирский самолет, он был безумно шумный. После этого я легла спать. Открыла глаза примерно в 5.00 утра от того, что затряслись панорамные окна. Подумала, что лопнула резина, которую часто жгут возле дома. А дальше начался ад… Мне начали звонить близкие и предупреждать, что началась война. На утро мы с семьей приняли решение, что мне и моему младшему брату нужно покинуть страну. В голове была каша из мыслей, как поступить лучше. Но каждый делал так, как чувствовал — мы не знали, будет ли у нас завтра.

Днем 25 февраля я с братом на машине выехала из Одессы в направлении трассы «Одесса — Киев». Наш путь был во Львов, а затем в Польшу. На украинских дорогах было множество блокпостов и безумные очереди. К вечеру мы проезжали Винницу, где орала воздушная тревога. Было страшно. Моему брату 16 лет, и я за рулем со слезами на глазах объясняла, что делать, если нас начнут обстреливать, говорила, что мы делаем если со мной что-то случится, куда бежать, кому звонить и так далее. Когда мы стояли в очереди на блокпост на подъезде к Тернополю, его начали обстреливать. Тогда мы свернули на границу с Румынией. Ехали через Черновцы, а затем трое суток стояли в очереди на пересечении границы. Это были мои самые холодные ночи в жизни. Огромное спасибо людям и волонтерам у пограничного пункта «Порубное». Они всех кормили, поили и делали костры, чтобы люди могли согреться.

Мы проехали «Порубное» 1 марта, в первый день весны — самый ужасный первый день весны в моей жизни. Выезжали по загранпаспорту, у брата был просроченный загранпаспорт, но это не было проблемой. Оказавшись в Румынии, стали думать куда ехать, что делать и как жить дальше… Мой брат не успел окончить 11 класс и нужно было думать, где его восстановить в школу. Выбрали Швецию. Не спрашивайте почему, просто выбрали и все.

Когда мы проехали Румынию, то перед границей с Венгрией решили остановиться на ночевку, сняли номер в гостинице. Девушка-арендодатель убеждала нас, что не нужно платить, но мы отказались. Мы ее попросили помогать бесплатно другим украинцам. Тогда она решила нас накормить и принесла нам ужин прямо в номер.

Затем нас ждала длинная дорога. Сначала выезд из Румынии, потом  Венгрия, Словакия и, наконец, Польша. В Кракове остались на ночевку. После чего мы стали думать, как попасть в Швецию. Там очень дорогое топливо и было принято решение оставить машину у знакомых в Гданьске, в Швецию отправиться на пароме из города Гдыня — для украинцев он бесплатный.

4 марта мы прибыли в Карлскрону (Швеция) и сразу же поехали оформляться в миграционный центр — подавать документы на временную защиту (нужно было показать паспорт, сфотографироваться, и выбрать, что я хочу я оформить — статус временной защиты или беженца). После чего нас посетили в отеле при этом же центре. В нашем номере жило три семьи, все спали на двухэтажных кроватях. Кормили три раза в день, был бесплатный интернет. Спустя пару дней нас переселили в другой отель с более комфортными условиями. А через полторы недели нас отправили в бывший военный госпиталь. Там были плохие условия. Ходил грипп, ротавирус, ковид, и под конец ветрянка. Поэтому через знакомых я нашла мужчину, который любезно нас приютил на условиях помощи по дому. Жили мы у него почти месяц. С общением у меня не было проблем. Я свободно владею английским, с исключительно русским или украинским, как по мне, будет тяжеловато. Можно пользоваться переводчиком, плюс ко всему многие волонтеры за границей русскоговорящие.

Что касается гуманитарной помощи беженцам, то в Швеции имеются выплаты от государства: 20 крон в день (это 60 гривен) — если живете при общежитии или 60 крон (180 гривен) — если нашли жилье самостоятельно. А вот работу нужно искать самостоятельно на любой бирже труда. Большинство вакансий рассчитаны на простую физическую работу: мыть посуду, уборка в гостиницах и так далее. Зарплата — от 2000 евро. В Швеции очень поддерживают Украину. Когда видят наш паспорт — все налетают с вопросами нужна ли помощь, как дела, как поддержать. Говорила всегда как есть: «У меня дома война, и я поэтому здесь!».

Когда мои документы на временную защиту были готовы, я приняла решение возвращаться в Украину. А вот брата оставили учиться. В итоге я вылетела из Швеции 10 апреля. Очень соскучилась по дому. Не смогла адаптироваться в другой стране. Дома остались бабушка, дедушка, мама, дядя и питомцы. Очень нехватало искренних разговоров по душам с близкими людьми! На данный момент нахожусь в Одессе! От этого мне больше радостно, чем страшно!

Читайте также:

Дневник переселенца: «Война показала мне, что и в моей жизни есть предатели»

Дневник переселенца: «Бездомные помогли найти приют»

 

Фото Ольги Филиной

 

Актуальная информация ЗА Одессу в нашем Telegram канале! Новости, фоторепортажи и исторические факты про Одессу.
Читайте нас в Viber! На канале «Коммуналка» рассказываем о коммунальных платежах, тарифах, льготах и субсидиях.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Выскажите ваше мнение. Это важно.
Еще по теме
Все новости
Выбор редакции
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: