Бегство из российской оккупации: история беженки из Херсона

Бегство из российской оккупации: история беженки из Херсона

Два месяца оккупации. Шесть дней на дорогу из Херсона в Одессу. Проукраинские митинги, проклятие для орков, чувство безопасности и страха, как сын попал в ВСУ, мечты о победе – обо всем этом спросили жительницу Херсона. Одесса приютила семью Ирины Ванцовской, а она раскрылась нам.

Мы ждали выступления мэра: Херсон без администрации

В первые дни полномасштабной войны россиян против Украины херсонцы отказывались верить в то, что происходит. Ирина вспоминает свои ощущения оцепенения. Телевещание в городе исчезло быстро. Местные узнавали информацию в интернете.

«Когда поняли, что это война, мой сын и его друг пошли в военкомат. Там было закрыто», – вспоминает женщина. Затем они искали тероборону. Не нашли. Не было полиции. Не могли отыскать и главу горсовета или кого-либо из администрации. Город остался пуст. «Мы ждали выступления мэра, чтобы кто-то мог сказать нам: люди, вот такое происходит, сидите дома. Или наоборот: идите куда-нибудь, уезжайте», – рассказала Ирина. Херсон остался без руководителей.

Утром искали еду, в обед шли на митинг

Люди скупали продукты и лекарства. Через два дня аптеки опустели. Запасов еды у семьи не было. Россияне закрыли город. В Херсон ничего не завозили. Люди звонили друг другу, пересказывали, где какой магазин открылся. «Я зашла в магазин, а у них остались только яблоки. Я покупала яблоки, это хоть какая-нибудь еда», – вспоминает она.

В одной херсонской группе прочитали, что собирается митинг. Сначала на десять утра. Потом на двенадцать. Потому что утром люди искали еду.

На митингах люди делились продуктами. Ирина вспоминает, как за свои яблоки получила рис. Яиц и молока в городе не было. Компания «Данон» бесплатно раздала свою продукцию. Волонтеры развозили ее старикам и детям. Позже из сел Херсонщины стали привозить мясо и молоко. «Потом появились крымские продукты» — рассказала Ирина. Наличные деньги снять было невозможно.

Стояла на балконе и смотрела на вражеские «Z-ки»

Ирина вспоминает, что враг вошел в город не сразу. В конце прошлого февраля она стояла на балконе своей квартиры и услышала скрежет на мостовой. «Въезжают пять БТРов с буквами «Z», сверху сидят вооруженные люди, пушками водят по домам. Скрежет по асфальту гусениц ни с чем не спутаешь», – вспоминает она.

Россияне захватили администрацию и поставили там охрану. Херсонцы не понимали, что будет дальше, можно ли выходить на улицу. Дом Ирины в центре города. По ее словам, именно там было больше всего вражеской армии. Студия йоги, в которой преподавала женщина, недалеко от дома. Чтобы туда добраться, нужно было идти возле вражеской армии. Вдруг навстречу Ирине выехал БТР и затормозил перед ней. Женщина испугалась, замерла и обошла машину. «Страшно, когда на тебя направлены пушки», — поделилась она.

Ирина вспоминает, что поначалу росармейцы не были агрессивными. Пытались говорить с херсонцами. «Может быть, они ждали, что мы их встречать будем», – говорит женщина. Как-то русские военные пожелали ей доброе утро. «Говорю: а кому доброе утро? Они говорят: и нам и вам. Я говорю: я вам не желаю доброе утро», – рассказала Ирина.

Она вспоминает, что люди пытались объяснить рашистам, что их здесь не ждут, их не звали. «Здесь не притесняют русский язык. Вас обманули», – говорили люди.

Чтобы снять тревогу, Ирина ходила пешком. И когда видела росармейца, то проклинала его. «Чтобы ты сдох. Каждому говорило проклятие. Что я могу сделать? Проклинать их», – поделилась она.

На митингах начали исчезать люди

Впоследствии в город пришли росгвардия, фсб-шники, нацгвардия. Они с херсонцами не церемонились. Во время митинга у кинотеатра Украина жители хотели подойти к ним. Они начали устраивать провокации. Разрисовали фото Героев Небесной Сотни. Херсонцы пытались помешать этому. Россияне стреляли в воздух, хватали людей и допрашивали их в администрации. Кого отпускали, а кого нет.

13 марта в Херсоне прошел большой митинг. Это день освобождения города от фашистских захватчиков. Ирина вспоминает, что на него вышли многие жители. Люди пели украинские песни и даже захватили вражеский танк. «Этот митинг был последним. Он столько радости нам дал», – вспоминает Ирина. После этой демонстрации рашисты начали применять против гражданских шумовые гранаты и слезоточивый газ. Херсонцы разбегались в стороны, а росармейцы ждали, хватали людей, валили на землю и били ногами. А потом забрасывали в машину и куда-то увозили. «Однажды я оказалась возле такой машины. Была в оцепенении и стояла так, пока сын не потянул за собой», – рассказала женщина.

Остаться было невозможно

Город начал пустеть. Ирине стало ясно, что оставаться в Херсоне нельзя. Пока она искала перевозчиков, были ужасные случаи, когда машины обстреливали. Женщине посоветовали путь через Кинбурнскую косу. Три недели ждали выезда. Перевозчик постоянно откладывал поездку. Было небезопасно.

Ирине страшно было уезжать, а оставаться в городе было невозможно. Ибо тяжело морально и переживала за сына. «Оккупация – это как в комнате с маньяком. Постоянное напряжение, которое не проходит ни днем, ни ночью. Ты понимаешь, что самое ужасное он может сделать. Но когда он это сделает, ты не знаешь», – рассказала женщина.

Из оккупации уезжали шесть дней

5 мая в прошлом году они выехали из Херсона на Кинбурнскую косу. Пять суток ждали, пока за ними кто-то приедет. Не понимали, заберут ли их. Приехал старый автобус. В полной темноте они ехали по косе к берегу. Их было двадцать человек. Ирина с сыном, бывшим мужем и двумя собаками, кто-то с четырьмя котами, новорожденный, человек после инсульта.

Далее украинские военные забрали их на лодках. Лиман был заминирован. Так доехали до судна и погрузились на вьетнамский корабль. «Я помню этот корабль, запах даже в трюме, который там был. Я помню тельняшку, которая висела там на веревке», – вспоминает Ирина.

Так они прибыли в Очаков. А потом в пять утра одиннадцатого мая приехали в Одессу. В городе семью Ирины приютила ее партнер по работе.

В Одессе у людей другие лица

Ирина говорит, что Одесса тепло ее приняла. Будто обняла. «У людей другие лица. К счастью, Одесса не видела орков«, – говорит женщина. Она вспоминает, как первое время заходила в местные аптеки, чтобы почувствовать себя в безопасности. Это аптека, в ней все есть. Лекарством можно помочь себе и еще кому-то. «Не могла насмотреться на магазины, аптеки, людей, которые с нормальными лицами, не испуганными», – рассказала Ирина. Женщина принялась помогать херсонцам: передавала корма для животных, лекарства и детское питание.

Первое время в Одессе она боялась больших машин и троллейбусов. Они напоминали ей «зетку». Несколько месяцев жила старыми страхами.

Из-за пережитого у Ирины начались проблемы со здоровьем. БФ «Вера. Надежда. Любовь» помогли Ирине пролечиться в Институте сердечно-сосудистой хирургии имени М. Амосова. Сейчас женщина чувствует себя лучше. «Уже три недели как без таблеток могу спать», – рассказала она.

С приездом в Одессу 22-летний сын Ирины ушел в армию. Он моряк и сейчас после учебки в воинской части ВСУ. Но будет нести службу на корабле.

11 ноября 2022 года ВСУ освободили Херсон

Для Ирины деоккупация Херсона была большой радостью. Она понимала: после этого росармия будет расстреливать город. Говорит, что Херсон понемногу оживает, но для нее там работы нет. Говорит, что, пока сын в Одессе, она хочет быть с ним.

Ирина мечтает о победе и молится, чтобы не гибли наши люди. И мысленно с близкими, которые все еще находятся в оккупации на левобережной Херсонщине.

Читайте также:

Выскажите ваше мнение. Это важно.
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Еще по теме
Все новости

купить квартиру в Одессе

Выбор редакции