Новости Одессы и Одесской области

У Одессы-мамы – множество детей. Она готова принять в свою семью представителей всех народов. О некоторых из них, одесситах приехавших к нам из других стран, рассказывает «Одесская жизнь».

Дорога к дому Жан-Клода Шарбоннеля

Жан-Клод Шарбоннель

Преподаватель французского Жан-Клод Шарбоннель, директор центра Odess’Art в Одессу приехал 16 лет назад из небольшого городка Клермон-Ферран.

На родине у Жан-Клода был собственный бизнес – гостиница и ресторан. Но он не справился с конкуренцией. Продал все и уехал. Одесса, которую он видел на фото и видео, напомнила ему старую Францию. Правда, жизнь здесь тогда оказалась не особо комфортной.

Нередки были грабежи и избиения иностранцев. А на базаре, услышав французский акцент, на вопрос: «Почем помидоры?» отвечали, к примеру, «60 гривен».

Я просто устал от таких историй, – признался мсье Шарбоннель. – Поэтому переехал в Шабо. Там люди приятные, конечно, если принимаешь их культуру. И мягкий климат. Но только не зимой! Улицы, как болото, холодно! А дом надо топить. Притом, не газом, а углем. Потому купил дом в Белгороде-Днестровском. Но все же через три года приобрел квартиру в Одессе.

Об одесских фуршетах

Сначала планировал открыть кафе. Но не хотелось опять потерять свои деньги. Ведь в Одессе и своя мафия, и конкуренты. Поэтому сегодня мсье Шарбоннель преподает французский язык в одесской частной школе и занимается социальными проектами.

Два года в галерее Одесского культурного центра искусства и языков La pipelette устраивал выставки работ молодых художников. Сделал почти 150 выставок. Но потом – стоп! Потому что люди приходили больше ради шампанского и закусок, чем ради искусства, – досадует мсье Шарбоннель.

О французских завтраках и онлайн-уроках

В библиотеке имени Франко при поддержке муниципального департамента культуры Жан-Клод раз в неделю бесплатно преподавал французский язык. А по субботам в отеле «Моцарт» устраивал французские завтраки. Беседы о жизни, увлечениях – это возможность практиковать навыки разговорной французской речи в диалоге. Только практика общения поможет свободно и ясно выражать свои мысли, – убежден преподаватель.

Во время карантина он ежедневно проводил бесплатные онлайн-занятия по французскому языку. Рассказывал об истории, культуре, традициях Франции.

Сегодня Жан-Клод считает себя одесситом, и проблемы города ему не безразличны.

О канализации, реставрации и голодных обезьянах

Одессу нужно привести в порядок. И, наверное, в первую очередь, отремонтировать канализацию, – подчеркивает француз

Он убежден, что необходимо отреставрировать уникальную одесскую архитектуру.

Дом Руссова уже успел потрескаться, а после реставрации и года не прошло, – возмущен француз. – Что же будет, когда начнутся холода?

И обязательно надо протестовать против застройки центра и Французского бульвара небоскребами

Город очень красивый. Оперный театр, Дерибасовская, Приморский бульвар – это как Елисейские поля, – признает Жан-Клод. – Но по Дерибасовской ездят мопеды, электромобили – какая же это пешеходная улица? А на бульваре – обезьяны, голуби. Без еды, без воды

Француз Жан-Клод Шарбоннель преподает в Одессе свой родной язык

Мой дом – Одесса

Мне нравится Одесса, потому что она мультикультурна – по разговору, традициям. Одесситы,- полагает француз, – люди творческие и симпатичные. Хотя одесский двор всегда шумит – все немного эгоисты, хотя не агрессивные.

Из местной кухни самыми вкусными блюдами считает красный борщ и плов. А вот выловленную в Черном море рыбу и мидии сам не ест и другим не советует.

В море все сточные воды сливают, – убежден мсье. – А я не могу плавать в канализации!

Во Францию Жан-Клод возвращаться не собирается.

Мне там уже нечего делать. Сегодня — это не та страна, которую я любил, – делится француз. – Моя жизнь теперь тут, я пустил здесь свои новые корни. А Одессе желаю стабилизации, политического и экономического успеха, счастливого будущего для ее детей.


О выборе под бомбежками Нгуен Ван Ханя

Нгуен Ван Хань

Доктора Нгуен Ван Хань из Вьетнама в «Одесском областном центре социально значимых заболеваний» уважительно называют доктор Хань. Заслуженный врач Украины, он заведует здесь легочно-хирургическим отделением.

На Родине его отец владел небольшим поместьем. Но после революции, в 1945 году – Нгуен Ван Хань тогда еще не родился – все отобрали, и родители стали крестьянами. В детстве поесть досыта удавалось пару раз в году. Чувство голода было постоянным. Во время войны он подносил зенитчикам снаряды и патроны.

Когда в 1972 году перестали бомбить – заключили Парижское соглашение между Вьетнамом и США, недели две я не мог заснуть, потому что тихо стало, – вспоминает доктор Хань. Учился будущий врач отлично. Ведь для его отца, вьетнамского аристократа единственно возможной жизненной дорогой было образование.

Одесский коммунизм и арбузы

После окончания школы Нгуен Ван Ханя государство отправило учиться в Одесский медин.

– Отношение к нам было великолепное. Ведь Вьетнам воевал, был бедной страной, – признает доктор. – Когда мы приехали, наш земляк дал нам какие-то копейки. А тут видим – арбузы продают. Нас сразу вперед Во Вьетнаме арбузы тогда были небольшие, здесь – огромные. И очередь огромная. Мы выбрали арбуз, взвесили, достаем копейки. Тогда многие покупатели захотели за нас заплатить. А продавщица бесплатно отдала нам два арбуза. Правда, во Вьетнаме мы думали, что в СССР уже коммунизм. А когда приехали – несколько разочаровались. Но все равно здесь было лучше, чем дома.

На первой лекции я понял только два слова: «здравствуйте» и «до свидания».

О правильном произношении и учебе

Приехали – и сразу же поступили на первый курс. Было очень тяжело. Я тогда хорошо читал по-русски, понимал. Вьетнамские преподаватели обучали нас и разговорной речи. «У тебя произношение очень плохое. Тебя никто не поймет» – говорил мне мой учитель. Но, когда я сюда попал, сообразил, что и его мало кто здесь бы понял, – вспоминает доктор Хань. – На первой лекции я понял только два слова: «здравствуйте» и «до свидания». А преподаватель анатомии закладывала нам в медицинском атласе карандашами страницы для самостоятельного изучения. В общем полторы недели ничего не было понятно.

Заслуженный врач Украины

Стипендия у иностранных студентов была 90 рублей. Но вьетнамцы 20 рублей добровольно отчисляли на нужды фронта.

Окончив первый семестр на отлично, я начал получать уже 95 рублей – повышенную стипендию, – рассказал доктор Хань. – А после окончания Медина мне предложили остаться в клинической ординатуре.

Он был уверен, что вернется лечить больных во Вьетнам, но остался в Одессе – женился. Надо было кормить семью, и молодой хирург работал, порой, на четырех работах. Звание заслуженного врача получил за то, что впервые в Украине стал оперировать прямо в туберкулезном диспансере. Раньше проходящих здесь лечение пациентов везли на операцию в обычную больницу. А так, как они могли заразить других, возникали проблемы – нужны были отдельная палата, операционная.

Каждый день доктор Хань видит страшную изнанку жизни. Молодых деревенских женщин, к примеру, – с ВИЧ-инфекцией или туберкулезом, у которых 2-3 детей. В день бывает по несколько операций, консультаций.

Звание заслуженного врача получил за то, что впервые в Украине стал оперировать прямо в туберкулезном диспансере.

О корнях и патриотизме

Доктор Хань – гражданин Украины и патриот своей страны. По его мнению, это значит лучше работать. А это тяжело — это не на митингах кричать. Вот если санитарка вместо двух пять раз пол помоет – она патриот, – убежден доктор.

Сегодня Нгуен Ван Хань признается, что «вьетнамский поезд» давно ушел. Я уехал из Вьетнама мальчиком, а сформировался здесь. Корни – во Вьетнаме, а менталитет, в какой-то мере, одесский. Конечно, тоска по Родине есть – раньше иногда ездил туда. Но удовольствие это недешевое, – отмечает доктор. – Одессе желаю мира. И настоящих одесситов – объединивших все лучшие качества поселившихся здесь народов.


Фото предоставлены героями
Автор:  Вероника Полищук

Выскажите ваше мнение. Это важно.
avatar
500
  Подписаться  
Сообщать о
Наши спецпроекты
Все спецпроекты
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: