Новости Одессы и Одесской области

Колоритные персонажи Одессы-мамы: как в ХХ веке бандиты стали революционерами

Колоритные персонажи Одессы-мамы: как в ХХ веке бандиты стали революционерами

Бурный ХХ век в Одессе-маме… Как рассказывает историк, основатель туристического агентства «Тудой-Сюдой» Александр Бабич, начало века ознаменовалось в нашем городе еврейскими погромами. Началось серьезное противостояние. С одной стороны – черносотенцы, дошедшие даже до выдачи свидетельств о том, что «если не студент и не интеллигент, то избиению не подлежит» (а вот если наоборот, то можно избивать), и, как вынужденная мера, как защита – создание Еврейской революционной самообороны. Известный миф «Одесса – бандитская столица» продолжал набирать обороты.

У нас появился Viber канал в котором мы рассказываем о коммунальных платежах, тарифах, льготах и субсидиях. Присоединяйтесь!

Новые «герои»

– Мы получили величайшую трагедию. Город, по сути, перестал быть единым. Убийства, разоренные дома, разгромленные магазины и лавки евреев… Еврейское население начинает «отвечать» и нападать в ответ. Каждая сила максимально применяет самые радикальные «меры». Отряды еврейской самообороны очень быстро оказались под влиянием сразу нескольких партий анархистов, – рассказывает Александр Бабич.

И уже очень скоро Одесса «получает» своих новых героев – таких, как небезызвестный Мишка Япончик, анархист, бомбист-экспоприатор.

Одесса, как и вся страна, скатывается в революцию. Правоохранительная система приходит в упадок – царят авантюризм, помноженный на революционную романтику, безработица. Мишка Япончик становится руководителем одной из очень крупных банд (4 тысячи бойцов!). За полтора года «деятельности» наш Миша приобретает «звание» короля одесских бандитов. При этом в городе были и другие бандформирования и группировки. Позже все они получили серьезное противодействие от большевиков – те зачастую просто расстреливали без суда и следствия. И Мишке, и другим пришлось идти на союз с большевиками.

– К большевикам Мишка Япончик пришел сам. Хотел получить мандат на право формирования красного подразделения. Так была создана одна из боевых единиц, полностью сформированная из одних бандитов. Этакий полк налетчиков. Их всех отправили на фронт, потому что в Одессе они собирались заниматься тем, к чему привыкли – налетами. Война пришлась не по вкусу Мишке и его ребяткам, это тебе не налет. Они попробовали снова вернуться в Одессу. «Взяли» эшелон и направились в родной город. Якир узнает, что дезертировал целый полк, и сразу дает команду «дезертиров расстрелять». В Вознесенске поезд был загнан в тупик, и всю «компанию» перекрошили в капусту из пулеметов. Там же упокоился и самая большая криминальная легенда города Мишка Японец, – рассказывает историк.

О Блюмкине и Троцком

Еще одна история о том, как одесский криминал пытался выжить в революцию. Одессит Яков Блюмкин… Родился в 1900 году. В 1918 году уже был приговорен к смерти – как бомбист и террорист, соучастник убийства германского посла Мирбаха. Троцкий спасает Блюмкина от смертной казни, и вскоре Блюмкин (кстати, владел 16 языками!) становится его адъютантом, вырастает до серьезного агента ВЧК, а потом и ГПУ. Талантливо изымал предметы культа из синагог.

– С Блюмкиным связаны очень загадочные истории. До сих пор ведутся споры о том, что именно с него списан образ Максима Максимовича Исаева («Бриллианты для диктатуры пролетариата» Юлиана Семенова). Вторая история – легенда (или реальность) о том, что Блюмкин вместе с Рерихом побывал на Тибете, где они вместе искали Шамбалу (!), – рассказывает Александр Бабич.

А вот как закончилась жизнь Блюмкина, известно доподлинно. В 1929 году он был расстрелян за связь с Троцким.

Кстати, сам Троцкий тоже «имел честь» в свое время посидеть в одесском тюремном замке. Более того, Троцким он «стал» тоже благодаря Одессе. Такую фамилию носил надзиратель тюрьмы, где он сидел, и товарищ Бронштейн взял ее себе в качестве псевдонима.

«Одесский пролетариат – это бандиты-спекулянты, гниль»

– Одно время одесскими большевиками руководила Софья Соколовская – интереснейшая дама. Она даже одно время была директором «Мосфильма». Ну а в 1937 году ее, ясное дело, расстреляли, как, собственно, и остальных… «Одесский пролетариат – это бандиты-спекулянты, гниль…», – так писала наша героиня… Константин Паустовский писал, что в предместьях Одессы жило около двух тысяч бандитов, налетчиков, воров, прочего темного люда. Так вот, к 1923 году эта цифра вырастет уже в десять раз. Их, по оценке губернского розыска, было уже двадцать тысяч, – приводит данные Александр.

Когда клич «грабь награбленное» становится девизом, появляются толпы банд – под красными и многими другими знаменами.

– Матросы крейсеров «Алмаз» и «Ростислав» были настоящей притчей во языцех. Знаменитое «Яблочко» в интерпретации даже звучало как «На «Алмаз» попадешь – не воротишься». Почему? Они врывались в дома бывших «буржуев» и грабили на «нужды революции». «Алмаз» стал плавучим концлагерем. Там сжигали людей, обливали на морозе ледяной водой, и человек превращался в глыбу льда, после чего его выбрасывали за борт… – рассказывает историк.

Почему не похоронили Котовского

Еще один персонаж – Григорий Котовский. Выходец из обедневших польских дворян. Окончил гимназию и агрономическое училище. А дальше – не задалось. На первом своем месте работы соблазнил жену хозяина, на следующем проворовался, за что его побили и вышвырнули. Гриша сколотил банду и «стал корчить из себя Дубровского». Но если Дубровский что-то отдавал беднякам, то наш герой этим не отличался. Загремел на каторгу, откуда бежал, вернулся в родные края и… продолжал грабить. Так грабил себе Гриша вплоть до 1916 года. Снова арест. Его судили в Одессе, приговорили к смертной казни. Казнь была заменена пожизненной отсидкой в тюрьме – в Одессе. Но грянула революция, и Котовский становится… председателем тюремного комитета. Его дело пересматривается, его освобождают, и наш герой попадает на фронт. Его полк вскоре становится подразделением Красной армии, сам Котовский – красным комбригом, орденоносцем…

– Дальше – все печально. В 1925 году Котовский был убит своим же адъютантом. Причем, до сих пор доподлинно неизвестно, почему он это сделал. Есть версия, что не поделили деньги, по второй версии – Котовский домогался жены адъютанта, по третьей – все произошло из-за того, что ему предложили должность наркома обороны, а к власти рвались конники Буденный, Ворошилов, Тухачевский, и Сталин дал команду устранить нашего героя… Убийца Котовского получил десять лет – ну очень мягкий срок по тем временам. Отсидел два года и вышел по амнистии. Друзья Котовского вскоре его зарезали. Тело самого Котовского стало очередной советской «нетленкой»: ему построили мавзолей в сегодняшнем Подольске, – рассказывает Александр Бабич.

Мавзолей в разные годы постоянно разоряли, Александр Бабич уже в наши дни предложил захоронить тело. Но тут вмешались формальные проволочки. Тело Котовского является экспонатом местного музея. А экспонат по закону нельзя закопать в землю…

И собственный концлагерь

Чехарда армий, которые в те годы «владели» Одессой, огромна. А большевики приходили и вынужденно уходили. И снова приходили-уходили. 1919 год – год красного террора в Одессе, овеянного множеством легенд и ужасающих фактов. Одна только одесситка-палач Дора Явлинская, самолично сдирающая скальпы с людей чего стоит! С этим периодом возник информационный вакуум. Есть воспоминания, но почти не осталось документов: при очередном отступлении большевики сожгли весь архив ЧК.

– Городской фольклор реагировал на все происходящее. «Яркий» одесский главный чекист Макс Дейч был настолько известен в те времена, что стал героем жуткого «стишка»: «Дядя Дейч, отдайте маму, дядя, где же мой отец», на что Дейч отвечает: «Твой отец давно в могиле, он расстрелян как бандит. И сейчас не знаю, право, где же даже он зарыт…». С Дейча списан образ главного одесского чекиста в повести Валентина Катаева «Уже написан Вертер». При его «деятельности» в Одессе только за один 1920 год было арестовано 10225 человек, расстреляно почти полторы тысячи, примерно столько же отправлено в лагеря, почти о 2500 арестованных одесситах ничего не известно… Закончил Дейч так же, как и многие другие из «плеяды» – его расстреляли в 37-м, – рассказывает Александр Бабич.

В 1920 году в Одессе появился и собственный концлагерь. Да-да, именно так и именовался! Александр даже отыскал Фонд одесского концлагеря в архиве. Он находился на территории нынешнего военного училища. Туда и сажали местных преступников.

– За что тогда сажали в местный концлагерь? Да за что угодно. За проезд без билета в трамвае – три года!.. Кража кальсон – 5 лет. За «недобитых» представителей буржуазной прослойки – 5 лет (без преступления, всего только за социальное происхождение).

Концлагерь просуществовал в городе три года, за это время в нем сидели не менее 3 тысяч одесситов. В начале тридцатых годов его «реинкарнировали». В концлагере была большая смертность – от инфекционных заболеваний, даже от голода…

Судьбы, судьбы…

Удивительно: какие, вроде бы, разные люди, но как странным образом почти одинаково складывается их судьбина по спирали «из бандитов – в чекисты»…

Лев Задов (Зиньковский) – еще один любопытный персонаж. Поднялся из тех же экспроприаторов-грабителей, потом прибился к махновской армии.

– Образованный человек, геройский вояка, очень смелый. Был завербован румынской разведкой и так попал к нам. Здесь тут же сдается большевикам, был амнистирован. Позже становится сотрудником одесского ОГПУ, служил в отделе внешней разведки. Вполне себе нормально прослужил. Но в 1937 году ему припомнили махновское прошлое и расстреляли, – рассказывает историк.

Но бывало и иначе. Нафталий Френкель… Невероятная биография! Барыга, уголовник, герой «Архипелага ГУЛАГ» Солженицына, где назван «лесным королем Черного моря».

Кем становится в результате? Чекистом! Как рассказывает Александр, «умудрился коррумпировать всю одесскую ЧК». Его арестовали и приговорили к 10 годам. Отсиживал на Соловках, где проявил всю свою деловую хватку – и обувь из кожи шил, и так организовал труд заключенных, что получил должность начальника трудового управления, позже руководил работами Беломоро-Балтийского строительства, был начальником лагерей железнодорожного строительства… Умер своей смертью в 1960 году кавалером трех орденов Ленина, генерал-лейтенантом инженерных войск. Ну а то, что все каторжники ГУЛАГа вспоминали его, мягко говоря, недобрым словом, так это уже другая история.

Миф разрастается и печалит

Как подчеркивает Александр Бабич, едва ли не самый распространенный миф – «Одесса – бандитская столица» – не мог не облачиться в художественную форму. И к этому мифу, как, пожалуй, никто другой, приложил руку Исаак Бабель. Его Беня Крик со товарищи навсегда остался в одесском мифотворчестве. Илья Ильф и Евгений Петров (кстати, служивший в одесском уголовном розыске), хорошо знавшие криминальный мир Одессы, создали романы, где героем становится вкусно поданный авантюрист, что тоже добавило «масла в мифическую одесскую кашу». Внесли свою лепту и многие другие.

– Благодаря пьесе Льва Славина «Интервенция» одесский акцент стал модным в пижонской и приблатненной среде. А за последний десяток лет этот миф шагнул в целый ряд кинофильмов-сериалов. В них этот одесский миф жутко гипертрофируется, теряет историзм. И, к сожалению, мой любимый город приобрел уже настолько дурную славу, что все приезжие настоятельно требуют еще и еще экскурсий исключительно по «криминальной Одессе». Был такой эпизод, когда даже пятиклассники одесской школы потребовали «только экскурсию по криминальной Одессе», мы, мол, будем рефераты писать по этой теме… С тех пор я всегда стараюсь напоминать и одесситам, и туристам, что Одесса – город литературный, что в нем есть прекрасная архитектура, что Одесса-мама – это ученые и писатели, это море и богатейшая история, далеко не только криминальная…

Скриншоты автора

*Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Выскажите ваше мнение. Это важно.
avatar
500
  Подписаться  
Сообщать о
Еще по теме
Все новости

Выбор редакции
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: