Новости Одессы и Одесской области

Пудра, свечи и канаты: с чего начиналась одесская промышленность

Пудра, свечи и канаты: с чего начиналась одесская промышленность

Первые фабрики и заводы Одессы стали появляться сразу после ее основания.

Сначала это были небольшие артели и мастерские, в которых работали всего несколько человек. Но предприимчивые одесситы очень быстро превратили их в крупные предприятия, известные на всю страну.

От пудры — до водопровода

Все началось весной 1803 года, когда в Одессу прибыл ее первый градоначальник герцог Эммануил Арман дю Плесси де Ришелье. Обладая длинным именем и не менее громким титулом, французский аристократ привык к совершенно другой жизни, чем ему могла предложить тогда еще совсем несмышленая Одесса. В то время в городе было всего четыре сотни разнокалиберных домиков и не внушающее доверия население в количестве девяти тысяч человек. Собираясь подписать свой первый указ, Ришелье с удивлением обнаружил, что сделать этого он не может — сесть, извините, не на что. Пришлось выписывать стулья из дружественного Херсона. И тогда стал Ришелье поощрять создание разных фабрик и производств для удобства будущих одесситов.

Первым делом в юном городе появилась фабрика пудры, которую открыл в 1803 году отставной французский капитан Пишон. Почему французский капитан занялся столь необычным для военного делом, неизвестно, однако продукция его предприятия пользовалась бешеной популярностью. Она была ничуть не хуже, а некоторые утверждали, что и лучше настоящей парижской. Поэтому экономные одесситки предпочитали пудрить носики и парики товаром местного производства, и фабрика Пишона вскоре стала самой крупной в городе — на ней трудились аж пять человек.

Как использовали пудру для парика

Когда напудренные парики стали выходить из моды, Пишону пришлось переключиться на выпуск крахмала, который по качеству не уступал пудре. Этот продукт даже был отмечен на Одесской торгово-промышленной выставке 1837 года. У Пишона есть и еще одна заслуга перед одесситами — в 1834 году именно он начал строительство одесского водопровода.

Пудра для королевского цирюльника

Пудру Пишона покупал для украшения причесок своих титулованных клиенток даже месье Леонар — бывший парикмахер французской королевы Марии-Антуанетты. Знаменитому цирюльнику во время Французской революции едва удалось унести ноги от защитников «свободы, равенства и братства». Он бежал в Россию, где его искусство пользовалось не меньшим спросом, чем на родине.

«Воскресное лицо» одесских макарон

Удовлетворив потребность в красоте, жители города задумались о хлебе насущном и открыли две макаронные фабрики, в штате которых, кроме хозяина, числилось по одному человеку. Жителям города лучше было не знать, как делают те макароны: работники месили тесто босыми ногами, а прессовали готовый продукт при помощи собственного веса, прижимая специальную доску именно тем местом, которое соотечественники Ришелье называли «воскресным лицом»…

Через несколько лет градоначальник помог производителям макарон ощутимо расширить производство — он включил этот продукт в рацион расквартированных вокруг Одессы полков, и фабрики заработали в полную силу. Правда, через десяток лет обе российские столицы отобрали у Одессы инициативу в производстве итальянского ноу-хау, однако звание пионера в макаронном деле наш город за собой все-таки сохранил.

Макароны сушили неаполитанским способом: днём вытаскивали на воздух, а когда солнце садилось, прятали в подвал

Одесса развивалась с истинно южным темпераментом. Едва достигнув, по человеческим меркам, отрочества, она стала обрастать все новыми и новыми производствами. Например, виноградно-водочный завод снабжал одесситов вполне приличными винами и водкой. Во всяком случае, современники их с удовольствием покупали. А вот самым ходовым товаром в доэлектрические времена были свечи. Чтобы их не приходилось завозить издалека, одесситы открыли свой «свечной заводик», который не только город обеспечивал сальными свечами, но еще и оставалось поделиться с соседями. Спустя немного времени, когда Европа стала использовать стеарин, владелец завода француз Питансье перевел производство на выпуск стеариновых свечей, а заодно стал производить мыло. И хоть с водой в городе, как известно, в то время была напряженка, мыло, изготовленное по французской рецептуре, пользовалось большим спросом, особенно у дамской части населения.

Также в Одессе было много торговых заведений, в которых самым необходимым предметом были мерные емкости, весы и гири. В городе их не производили, и градоначальник Дмитрий Ахлестышев призвал всех желающих «изготовлять сажени, аршины, коромысла, гири, меры жидкости и емкости». Одесситы призыву не вняли, и только через сорок лет в городе появились первые мастерские, а потом и заводики Зельдовича и Каца по изготовлению гирь и весов. Находились они в районе Сенной площади и на Балковской.

Одесские канаты покупали за рубежом

В 1806 году в Одессу из Брянска приехал некий купец Илья Новиков. Город ему очень понравился, а кроме того, сулил большие перспективы для его дела. Оказалось, что специальность этого купца в портовом городе весьма востребована — он производил пеньковые канаты. Ришелье, не медля, удовлетворил прошение Новикова о выделении ему земли под строительство фабрики, и закрепил за ним участок от Жуковского до Троицкой, над Карантинной балкой. Здесь купец и открыл фабрику по производству канатов, а появившаяся улица немного позже получила название Канатной. Пеньковая продукция, производимая на фабрике Новикова, была очень качественна и ее охотно покупали не только в Российской империи. Спрос на одесские канаты был настолько велик, что пришлось даже открыть несколько представительств канатного производства за границей и перевести фабрику на английское оборудование. Готовую пряжу привозили из Брянской губернии. На специальных машинах их свивали сначала в шнуры, а затем в веревки и канаты. Для морских нужд нити предварительно смолили, пропуская их через корыто с горячей хвойной смолой.

Новиков оказался достоин Одессы — активно зарабатывая деньги, он щедро делился ими с городом. Купец-канатчик взял подряд на сооружение Большого мола в Одесском порту, на свои средства построил первый каменный мост на улице Почтовой и возвел первые дома на улицах Почтовой, Канатной, Гаванной. После смерти Новикова традиции, начатые отцом, продолжили его сыновья Яков и Николай.

Новиков мост

Кантер на все времена

Из всей «точной техники» самой большой популярностью у одесситов пользовались ручные пружинные весы, которые производили на фабрике, находившейся на Малой Арнаутской. Их стали называть по имени владельца Якова Кантера и носили с собой, чтобы можно было проверить вес купленного товара. Кстати, весами-кантером одесситы пользуются до сих пор.

 

Фото: odessaguide.net, wikipedia.org, odessika.net.

*Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Выскажите ваше мнение. Это важно.

avatar
500
  Подписаться  
Сообщать о

Еще по теме

Все новости

Выбор редакции

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: