Новости Одессы и Одесской области

Как Иван Сирко д’Артаньяна обставил – интервью с писателем

Как Иван Сирко д’Артаньяна обставил – интервью с писателем

«У меня сердце начинает щемить, когда слышу телевизионные рассуждения политологов о том, что Украине угрожает распад», — говорит один из самых известных украинских писателей Богдан Сушинский.

У нас есть Viber канал в котором мы рассказываем о коммунальных платежах, тарифах, льготах и субсидиях. Присоединяйтесь!

«Не останавливайтесь в развитии»

— А сегодня, когда коронавирус и коррупция крепко стреножили экономику страны, — продолжает Богдан Иванович, — поводов для таких выводов, к сожалению, добавилось.

Родился Сушинский в городе Самборе Львовской области, но большая часть его жизни связана с Южной Пальмирой, где он, будучи именным стипендиатом Министерства высшего и среднего образования Украины, с отличием окончил филологический факультет Одесского госуниверситета имени Ильи Мечникова. Он автор более ста книг и множества публикаций в периодике, является лауреатом многих международных и всеукраинских литературных премий. Отдельные его произведения увидели свет на пятнадцати языках мира.

Во время публичных выступлений Богдан Иванович не забывает напоминать: «Человек, не читающий книг, останавливается в своем развитии». Когда заходишь в рабочий кабинет Сушинского, обращаешь внимание на обилие папок с различными документами по казацкой тематике. Собственно, а как же мог без них появиться его казацкий четырехтомник «На острие меча», «Французский поход», «Костры Фламандии» и «Путь воина», общий двухсоттысячный тираж которого разошелся почти мгновенно. Пятисотлетний отрезок истории нашей страны был исследован в двухтомнике «Казацкие вожди Украины». В нем — судьбы 205 реальных личностей.

— Из ваших казацких повествований, Богдан Иванович, получается, что рядом с ротой королевских мушкетеров д’Артаньяна воевал и отряд бравого казацкого старшины Ивана Сирко?

— Я знаю, что некоторые наши соотечественники всегда воспринимали существование знаменитого мушкетера как реальный факт. А меня потрясло, когда узнал, что действительно в составе армии принца де Конде воевал против испанских захватчиков тот самый д’Артаньян, которого через 100 лет после реальных событий увековечил в мировой литературе и истории Александр Дюма. А вот Иван Сирко почему-то не вписался в сюжет его повествования.

— Как же наши казаки стали участниками так называемой тридцатилетней войны
1616–1648 годов?

— Франция, истощенная продолжительной войной, попросила помощи у Польши, потому что жена польского короля Владислава IV — Мария-Людовика Гонзага — происходила из французского рода Бурбонов. Однако просителям посоветовали нанять для такого дела не поляков, а украинских казаков — им можно было меньше платить, кроме того, казаки славились большой выносливостью в полевых условиях. И действительно, казацкий старшина Иван Сирко отменно воевал на стороне французов со своими отрядами полных два года. Возьмите такой факт: город Дюнкерк французы во главе с принцем де Конде штурмовали пять раз и не сумели даже зацепиться за стену-укрепление. А украинцы покорили город с первого раза — они подошли к нему морем, тихо высадились и сразу же двинулись на безумный штурм.

Журналистика учит «держать перо»

— Не жалеете, Богдан Иванович, что значительная часть вашей жизни оказалась связанной с работой в газетах?

— Наоборот, мне жаль литераторов, которые не способны написать ни публицистический очерк или рецензию, ни выступить с проблемной статьей. И вообще, что это за писатель, который остается вне общественной жизни? Конечно, журналистика отнимает очень много времени, зато она учит «держать перо», учит саморедактированию, приучает к ежедневному творческому труду, помогает находить потенциальных героев. Как каждый настоящий мужчина должен пройти через армию, так и каждый настоящий литератор должен пройти через журналистику.

— Можно только порадоваться, Богдан Иванович, что получили признание читателей и критики ваши романы о малоизвестных страницах Второй мировой войны — «Последний из группы Беркута», «Похищение Муссолини», «Черный легион», «Ветер богов», «Странники войны», «Заговор обреченных», что большой популярностью пользуется роман «Три дня в Париже с любимой женщиной», который читатели нередко воруют из биб­лиотек. А никогда не возникало у вас желания связать свою судьбу со страной, где деятельность работников искусства, кроме любви поклонников, отмечается еще и солидным материальным достатком?

— Не раз ко мне подступались с такими искушениями. Мог остаться и в США. Предложение от американцев читать лекции по славистике на постоянной основе поступило, когда я получил звание академика Международной академии наук при ЮНЕСКО. Но я — украинский писатель, и считаю, что должен, даже если для кого-то это звучит старомодно и пафосно, разделить судьбу своего народа. Возьмите примеры священников военной поры: если паству ведут на расстрел, то и они должны пройти этот путь. Для меня не может быть в таком вопросе альтернативы.

— Сейчас у писателей стало модным жаловаться на слабую поддержку государства.

— Но моду-то эту задает именно государство. Мне несколько легче, так как обзавелся «своими» издателями. Считаю, что сегодня украинской литературе, как никогда, нужна поддержка государства. Если оно с пренебрежением начинает относиться к искусству, то искусство отвечает тем же. Но трагический парадокс истории именно в том и состоит, что не было случая, чтобы вследствие этого противостояния погибло бы проигнорированное государством искусство. Всегда получалось так, что погибало проигнорированное искусством государство! Вот о чем бы я хотел напомнить современным государственным деятелям.

Владимир Крещук

 

*Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Выскажите ваше мнение. Это важно.
avatar
500
  Подписаться  
Сообщать о
Еще по теме
Все новости

Выбор редакции
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: