Новости Одессы и Одесской области

Несколько историй о «звездах» одесского и мирового сыска

Несколько историй о «звездах» одесского и мирового сыска

Несколько историй о «звездах» одесского и мирового сыскаТрудное это дело, мало оплачиваемое и не слишком престижное, по крайней мере, в нашей стране. Но испокон веков находились люди, независимо от происхождения и сословия, которых притягивал на тропу сыска азарт охоты, и они проходили ее до конца.

Мы никогда не спим

Эжен Франсуа Видок, имя которого давно стало нарицательным, родился во Франции в семье зажиточного пекаря. Но мирная жизнь нисколько его не устраивала, он искал приключений. И вскоре нашел – на свою голову. В 14 лет убил своего учителя по фехтованию, считается, что случайно. Как бы там ни было, но Эжену пришлось срочно бежать из родного города. Он завербовался в армию, но будучи солдатом не оставил своих привычек, бузил, выпивал, дрался на дуэлях, а потом и вовсе дезертировал. Дальнейший путь был предсказуемым – его замашки пришлись ко двору в разбойных бандах. В тюрьмах Видок сидел не раз и не два, но быть примерным заключенным не желал, а потому совершал многочисленные побеги, подготовленные с дьявольской изобретательностью, за что и получил почетные прозвища «оборотень» и «король риска». В конечном итоге подобная жизнь ему надоела, и он сделал очередной Несколько историй о «звездах» одесского и мирового сыскакульбит – предложил свои услуги префектуре Парижа. В 1811 году этот авантюрист создал бригаду под названием «Безопасность», состоявшую из бывших уголовников, и она работала весьма эффективно. Видок возглавлял бригаду 20 лет и поймал немало изворотливых и опасных преступников. А затем ушел в отставку и открыл собственное, первое в мире «Бюро расследований», став ко всему прочему родоначальником частного сыска.

Не менее известный Алан Пинкертон, шотландец, эмигрировав в Америку, подвязался на государственной службе совсем недолго. Почетная и опасная должность шерифа мало его привлекала, через четыре года он основал собственное детективное агентство, и не прогадал.

Лозунг конторы «Мы никогда не спим» подтверждался делом, в заказчиках недостатка не было. Его молодцы сумели предотвратить покушение на президента Линкольна в Балтиморе, одним из самых громких дел стал арест похитителей 700 тысяч долларов при перевозке денег железнодорожной компанией «Адамс Экспресс». Именно агентство Пинкертона начало применять повсеместное распространение по городам фотографий преступников и их Несколько историй о «звездах» одесского и мирового сыскаподробное описание. Кроме того, Пинкертон взял за правило классифицировать преступников по, так сказать, их профессиональной направленности, и завел на них картотеку. А еще – первым принял на работу женщину-детектива, Кейт Уоррон.

Дрожи, русский преступник!

Ивана Дмитриевича Путилина, выходца из скромной семьи коллежского регистратора из Нового Оскола, часто называют русским Пинкертоном. Он начал службу в полиции в 23 года на должности младшего помощника квартального надзирателя, а менее чем через полтора десятка лет стал главой петербургской Несколько историй о «звездах» одесского и мирового сыскасыскной полиции. Талантливый и вдумчивый сыскарь, Иван Путилин оказался и даровитым литератором. Его книга «Сорок лет среди грабителей и убийц» послужила добротным материалом для многих писателей-детективщиков.

А вот Аркадий Францевич Кошко родился в богатой семье, и идти на государеву службу ему было незачем. Тем не менее, ничем кроме криминалистики заниматься не хотел и успехов добился на детективном поприще ошеломительных. Он стал не только начальником Московской сыскной полиции, но и руководил всем уголовным сыском Российской империи. Именно Кошко взялся за разработку системы опознания личности в соответствии с антропометрическими и дактилоскопическими характеристиками, что позволило собрать обширную картотеку преступников. Нельзя не похвастаться тем, что при нем работа русской сыскной полиции была признана лучшей в мире по раскрываемости преступлений. Будучи в Несколько историй о «звездах» одесского и мирового сыскаэмиграции, Аркадий Кошко написал три тома воспоминаний «Очерки уголовного мира царской России», два из них вышли уже после его смерти.

Барон Виталий Владимирович фон Ланге, хоть дворянин, но из бедных и начинал свою карьеру околоточным надзирателем одесской городской полиции. А дослужился до помощника начальника одесского сыскного отделения, и сделал для нашего города немало. Он раскрыл более 300 уголовных дел, принимал участие в поимке удачливой преступницы Софьи Блювштейн, «Соньки Золотой Ручки», возглавил бригаду одесских сыщиков, откомандированных в Москву «для усиления полиции во время священного коронования их Императорского Величества».

Особая система Ланге состояла в том, что он делил бандитов на местных и приезжих, и на «гастролёров» завел особую картотеку. По прибытию в город такой «залетный» молодчик сразу попадал в лапы полиции, так сказать из соображений превентивности. Немало потрудился он над созданием сети агентуры, справедливо полагая, что «предупредить, легче, чем лечить». Ему же принадлежат и такие термины, как «дамщики (подростки, воровавшие кошельки у зазевавшихся в толпе дам), «кошки» (мальчишки, забирающиеся в окна квартир) и другие. Прослужив одесской полиции верой и правдой 18 лет, Виталий Ланге отбыл в Харьков на Несколько историй о «звездах» одесского и мирового сыскадолжность начальника сыскной полиции. Был убит при странных обстоятельствах, похоронен в Одессе на военном кладбище.

Оставил нам в наследство две книги: «Преступный мир. Мои воспоминания об Одессе и Харькове», и «Истина о «Золотой ручке»», причем первая многие годы была отмечена грифом «для служебного пользования» и недоступна широкому кругу читателей.

Бендер из Одесского УГРО

Такое впечатление, что Одесский уголовный розыск 17-20 годов стал своеобразным клубом для романтически настроенной молодежи Южной Пальмиры. Каких только имен не встретишь в списках инспекторов рабочей милиции… Практически все они вошли потом в анналы классиков русской советской литературы. Лев Славин, писатель, Эдуард Дзюбин (Эдуард Багрицкий) поэт. Александр Козачинский, автор знаменитой повести «Зеленый фургон», где в роли налетчика Сашки-Красавчика вывел… самого себя, а прообразом сотрудника УГРО Володи Несколько историй о «звездах» одесского и мирового сыскаПатрикеева послужил его друг Евгений Петров. Тот самый брат Валентина Катаева, который недолго мучился над изобретением литературного псевдонима, а просто произвел его от своего собственного отчества, став всемирно известным соавтором Ильи Ильфа Евгением Петровым. История бандита-Сашки не выдумана нисколько. Козачинский и в жизни был сначала милиционером, а потом бандитом, и во время погони сдался другу Евгению Катаеву точно так же, как в повести сдался Патрикееву Сашка-Красавчик. Козачинскокго судили и приговорили к высшей мере наказания, а потом приговор отменили и он уехал в Москву, где стал журналистом, а много позже, по настоянию друзей, написал «Зеленый фургон».

Не менее колоритными личностями были братья Шоры. Один из них, Натан Беньяминович, подающий надежды поэт, взял себе псевдоним – Анатолий Фиолетов. «Как много самообладания у лошадей простого звания, не обращающих внимания на трудности существования» – эти строки Фиолетова стали хрестоматийными.

Его брат, Осип Шор, здоровяк под метр-девяносто ростом, с пудовыми кулаками и своеобразным чувством юмора, не имел склонности к поэзии. Зато умел рассказывать истории так, что дух захватывало, притом, выдумывать их ему не надо было – это были истории его жизни. Студент Петроградского Политехнического Несколько историй о «звездах» одесского и мирового сыскаинститута, Осип, оголодав в революционной столице, двинулся домой, в теплую солнечную Одессу. Путь нищего студента, не имеющего денег, длился без малого год. В дороге он побывал и художником на корабле, и притворялся гроссмейстером, и собирал деньги на восстановление монархии. Никого не напоминает?..

Осип часто повторял, что он сын турецкоподанного, но это было уже потом, в Москве, куда он перебрался в 1922 году. И говорил он это не для красного словца, а чтобы уклониться (как иностранец), от воинской обязанности, потому что, после того, что случилось в Одессе, Осип поклялся не брать в руки оружие. А произошло то, что в качестве милиционера Осип сильно «достал» налетчиков Мишки Япончика, и его решено было убрать. Но бандит перепутал Осипа с братом, и убил поэта Анатолия Фиолетова. Осип уехал в Москву, где к этому времени обосновались его друзья. Так он стал прообразом легендарного героя одесского эпоса, всей своей дальнейшей жизнью подтверждая литературную репутацию.

Елена Антонова

*Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Выскажите ваше мнение. Это важно.
avatar
500
  Подписаться  
Сообщать о
Еще по теме
Все новости

Выбор редакции
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: