Новости Одессы и Одесской области

В гостях у бородачей: как живет община евангельских христиан святых сионистов

В гостях у бородачей: как живет община евангельских христиан святых сионистов

Триста сорок шесть человек — и все это одна семья. В мае в Доброславе Одесской области зарегистрировали национальный рекорд — самую большую в Украине семью. За несколько месяцев она увеличилась на 13 человек, а в самом ближайшем будущем ожидают появление еще четверых детей. Семенюки принадлежат к религиозной общине евангельских христиан святых сионистов. Первые представители этого религиозного течения приехали сюда в 1972 году.

 

Семейный подряд

Бородачи четко следуют правилам, принятым в их общине: не работают после захода солнца в пятницу и до понедельника, не едят свинины, все мужчины носят бороды, а женщины — платки и фартуки, по субботам и воскресеньям собираются на богослужение. Они не носят украшений и редко получают высшее образование — не любят отпускать детей далеко от дома.

В поселке их ценят за качественную работу. Бородачи — превосходные строители. Соседи рассказывают, что их расценки часто даже не по карману местным жителям.

– Когда мне нужно было отремонтировать печь в доме, я хотела чтобы ко мне пришел именно их мастер. Ждать пришлось полгода, заплатила большие деньги, но осталась довольна! – рассказывает моя коллега Виктория Кучурка, она прожила в Доброславе, тогда Коминтерновском, 15 лет.

Бородачи обычно формируют свои бригады из родственников и единоверцев. Мужчины выполняют тяжелую работу, а женщины занимаются внутренней отделкой. Быть специалистами во всем здесь не любят. Каждый старается получить определенную специализацию: печник, сантехник, кровельщик. Дети перенимают ремесло родителей.

Подъезжая к поселку, набираю номер Вячеслава Семенюка — одного из сыновей Павла Семенюка — главы самой большой семьи в Украине. С Вячеславом договариваемся встретиться возле сельсовета. Он — местный депутат.

самая большая семья Украины

Вячеслав Семенюк возле инсталляции Книга Заповедей

Из машины выходит крепкий мужчина. Простая рубашка, брюки, сандалии, аккуратная борода. После короткого приветствия приглашает на прогулку по Доброславу. Посмотреть есть на что: за последние несколько лет поселок изменился. Это подтверждает и моя коллега: появились новые скверы, новый стадион, многочисленные скульптуры. Подъезжаем к одной из них — огромной Библии. Это еще один рекорд Доброслава — «Самая большая инсталляция Книги Заповедей».

– Хорошо, что она здесь стоит, но было бы лучше поставить ее возле Администрации Президента, – улыбается Вячеслав.

Он депутат уже четыре года. За это время в политике разочаровался. Говорит, ожидал другого.

– Все покрыто мраком. Но ничего нового: когда спросили у народа кого им освободить: Варавву или Христа, то народ выбрал Варавву, разбойника. Этот разбойник до сих пор торжествует в мире.

Двадцать один внук — только начало

Продолжаем прогулку. Все, кто проходят мимо, здороваются и перекидываются парочкой слов с Вячеславом.

– Вас тут все знают, – замечаю.

– Работа у меня такая, и я стараюсь быть с людьми в хороших отношениях. Да и нас, бородачей, все знают.

– Как относитесь к тому, что вас называют бородачами?

– Это наш имидж. Мы не обижаемся.

Спрашиваю, откуда пошла традиция мужчинам носить бороды, а женщинам — платочки. Вячеслав отвечает, что они следуют Святому Писанию.

– Мужчина отпускает бороду после того, как женится, а женщина, когда выходит замуж, надевает передник. Так она защищает свое достоинство. А платки еще до замужества носят, потому что женщина должна с покрытой головой ходить.

Вячеслав Семенюк. Сын главы самой большой семьи в Украине, местный депутат

Евангельские христиане святые сионисты — религиозное течение, которое возникло в 30-х годах ХХ века на Западном Полесье, тогда это была территория Польши. Его основоположник Иван Мурашко проникся идеями протестантских проповедников во время пребывания в эмиграции в США. Стал проповедовать сам и впоследствии основал новое религиозное течение. Со временем к нему присоединилась пророчица Ольга Кирильчук. Бородачи называют их «Отец и Мать Сиона».

У бородачей особенный уклад жизни. Работают они пять дней в неделю, но в пятницу — только до захода солнца. Потом все дела откладывают до утра понедельника. Ничего нельзя делать, даже готовить еду. Суббота и воскресенье — дни для отдыха и богослужения. С девяти до одиннадцати утра вся община собирается в молитвенном доме, а после богослужения все общаются, гуляют, отдыхают.

Семьи у бородачей большие. Пятеро детей — обычное дело. У Вячеслава, к примеру, семеро. Свадьбу с женой сыграли когда ему был 21 год, а жене — 19. Браки здесь обычно ранние и, как правило, между единоверцами. Но бывает и такое, что в семьи входят люди «со стороны».

– Да, приходят ребята, берут наших девочек и живут. Они им детей рожают. Например, моя племянница так вышла замуж, – говорит Вячеслав.

– У вас уже есть внуки? – уточняю.

– Конечно. Двадцать один. И это только начало.

А может Господь толстый, а вдруг Господь — женщина?

– Ну что, поехали к нам? – приглашает Вячеслав.

«К нам» — это в ту часть поселка, где компактно живут бородачи. Проезжаем центр и дорога резко уходит вверх. Первые мурашковцы приехали сюда в 1972 году. Это было шесть семей. Сейчас здесь несколько улиц. Все дома большие и добротные. Сараи и помещения для домашнего хозяйства вынесены на задние дворы. Останавливаемся возле одного из них. Возле заборчика беседуют женщина лет шестидесяти и мужчина, возраст которого тяжело определить — лицо закрывает панама. Это родная сестра Вячеслава — Вера Голубниченко и Николай Сытник, ее зять.

– А это как раз тот парень, который пришел с вашей стороны, муж моей племянницы. Давайте спросим, жалеет ли он о чем-то, – говорит Вячеслав.

бородачи, Доброслав

Николай Сытник. Пришел в общину более 20 лет назад. До встречи с бородачами был неверующим

— Нет, жалейте вы, у меня все хорошо, – улыбается Николай Сытник.

Его история началась больше двадцати лет назад. Николай родом из Сибири, служил в армии, окончил строительное училище и потом еще и училище имени Грекова. До знакомства с будущей женой был неверующим.

— Мне их вера понравилась, – говорит Николай. – Сказано в Библии, что суббота — день покоя, здесь так и есть. А другие — баптисты, пятидесятники — субботу не празднуют. И то, что изображений у нас в молитвенном доме нет, тоже мне нравится. А то зайдешь в церковь — куча икон. Написано ведь «Господа никто никогда не видел». А может Господь толстый, а вдруг Господь — женщина?

Перед женитьбой у Николая был «испытательный срок» — девять месяцев. Он нужен для того, чтобы посмотреть не мимолетное ли это увлечение, будет ли избранник придерживаться всех правил общины.

Людей со стороны в общину приходит не так много. Бывает, что возвращаются через поколение. А таких, чтобы совсем были неверующие, за 23 года Николай кроме себя не помнит. Если человек хочет создать семью с кем-то из общины и жить здесь, то должен принять веру.

— Двое должны в одно что-то верить. Не можешь служить двум господам: Богу и Мамоне, – говорит Николай.

Отпусти в город — пропадет

Николай «немного рисует», любимый инструмент — карандаш. Любит рисовать людей, одно время даже подрабатывал на Соборке в Одессе — рисовал «быстрые портреты». Он разрисовывал детскую площадку, которую строили силами общины. Едем посмотреть на нее, садимся в микроавтобус Николая. Микроавтобусы здесь в каждом втором дворе — во-первых, семьи большие, на легковой машине не так просто куда-то выбраться, во-вторых, строительные бригады тоже обычно многочисленные.

Вокруг площадки заборчик, на котором изображены известные герои детских сказок. Это работа Николая. При входе надпись: «Мурашки».

— Дети из общины ходят в садик? – спрашиваю.

— Нам трудно в садик ходить из-за питания. Мы не употребляем пищу с кровью, верим, что в крови душа. А отдельно готовить для нас никто не будет. Мои дети ходят перед школой.

Бородачи не едят свинину, а остальное мясо режут особенным способом. Делать это может только специально выбранный общиной человек. Поэтому на их столах не бывает покупного мяса, все свое. Кровь животного или птицы аккуратно собирается и зарывается в яму. Кроме того, они совсем не употребляют алкоголь и никотин.

— А со школой как?

— В школу все ходят, конечно. Бывает такое, что половина класса — дети бородачей. После школы многие поступают в техникумы — кто на дизайнера, кто на швею. Мои старшие дочери закончили музыкальную школу по классу фортепиано, а у старшего сына первый разряд по боксу, на соревнования ездит. Запретов нет, дети могут выбирать, что и как делать. Но они должны быть дома в субботу и воскресенье, не носить украшений, не пить, не курить — мне кажется, что десять заповедей — это просто здоровый образ жизни.

Николай рассказывает, что сейчас времени и сил на рисование нет — много работы, но в будущем он хотел бы уделить своему хобби больше времени.

— Я не хочу, чтобы мои дети зарабатывали на жизнь стройкой. Если у ребенка есть к чему-то задатки, то я только «за», чтобы они выбрали какую-то другую профессию. Дочки у меня по кулинарии, например. Одна хочет торты делать, ей это нравится. Ну если нравится, зачем я буду из нее делать строителя или художника?

— А где она будет работать? В кафе? – удивляюсь.

— Лучше я постараюсь сам ей кафе открыть здесь, где она будет со своей семьей и родственниками, а покушать пусть заходят, кто хочет. Отпусти в город — пропадет. Она привыкла к нашему образу жизни, пусти туда — затащит в трясину, не хотелось бы.

Ложусь спать — мама еще не пришла, встаю — она еще спит

У советской власти мурашковцы были в немилости. Во-первых, из-за религиозности, во-вторых, потому что они наотрез отказывались работать по субботам. Виктор Дзюбук рассказывает, что некоторым пришлось отсидеть в лагерях. В общине до сих пор хранятся документы того времени. В советское время о молитвенных домах не могло быть и речи — собирались в домах друг друга.

бородачи, Доброслав

Валентина Ковальчук в гостях у единоверцев

— Помню как мы маленькими детьми играли во дворе, пока родители были на собрании. Нужно было быть внимательными: если машина подъезжает к дому, быстро бежать предупредить взрослых, – рассказывает Валентина Ковальчук.

Родители Валентины были одной из первых семей евангельских христиан святых сионистов здесь в Доброславе. До переезда жили на Западной Украине. Валентина родилась уже здесь в 1975 году.

— Сначала была времянка, потом уже дом построили. Кушать готовили во дворе. Потом нас хотела власть выгнать за то, что по субботам не работаем, – продолжает Валентина.

— Но мы всегда все отрабатывали, – включается в разговор Вера. – Работали вечером, задерживались допоздна. Если субботник планировался, то мы в течение недели перерабатывали, чтобы отработать его. Не было никогда такого, чтобы мы недорабатывали.

— Да, я вспоминаю детство, я маму вообще не видела, – продолжает Валентина. – Я ложилась спать, мама еще не пришла, а вставала — мама еще спала. Тяжело было. Сейчас нам хорошо, наши родители проложили для нас тропинку, а мы уже идем по широкой дороге.

Дом на 600 человек

Второй раз приезжаем в гости к бородачам в воскресенье. Одиннадцать часов — время окончания богослужения. На само богослужение нас просили не приходить, мол будем смущать людей. Оставляем машину вначале улицы, дальше идем пешком. Еще издалека замечаем толпу. Преобладает белый цвет — женщины в платьях и длинных юбках, мужчины в светлых рубашках. Подходим к дому Веры, она соглашается показать нам молитвенный дом.

Снаружи он ничем не отличается от других домов расположенных вдоль улицы. Разве что, строение более вытянутое. Заходим внутрь. Слева и справа длинные ряды кресел, посередине — стол на котором лежит Библия.

Доброслав, бородачи

Молитвенный дом. Каждую субботу и воскресенье здесь собираются около 600 человек

Вера рассказывает, что еще недавно дом был вполовину меньше, вторую часть пришлось пристроить, потому что количество людей постоянно увеличивается, все перестали помещаться. Каждую субботу и воскресенье здесь собирается около 600 человек.

У каждого здесь свое место. С одной стороны сидит молодежь, с другой — семейные люди. Дети вместе с родителями. Время от времени места меняются: дети взрослеют — переходят в «молодежную» часть, молодежь женится — и теперь будет сидеть там, где женатые пары. Священников здесь нет, Ростислав Ковальчук рассказывает, как обычно, проходит богослужение:

— Мужчины читают отрывки из Библии, а женщины поют псалмы. И так по очереди. Один встал на слово, сказал проповедь, потом женщина заказывает псалом и все поют. Сначала из одного ряда, потом из другого, каждый знает свою очередь.

Стол в молитвенном доме. Слева и справа стола располагаются ряды кресел

На стенах фотографии, как строился молитвенный дом. Дальше, фотографии пар в свадебных нарядах. Это первые пары, которые здесь поженились. Кроме того, плакат, который прикрыт занавесочками — там портреты Ивана Мурашко и Ольги Кирильчук.

* * * * *
В народе представителей общины называют не иначе как бородачи. Реже — мурашковцы.

— А как вы предпочитаете?, – интересуюсь у Николая.
— Да человеком нужно быть, а как называют, это неважно.

*Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Выскажите ваше мнение. Это важно.
avatar
500
  Подписаться  
Сообщать о
Еще по теме
Все новости

Выбор редакции
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: